Последний законник фильм 25.03.2018 – Категория: Наследственное право

Усачов Максим: другие произведения.

Реинкарнация Hard

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
    Аннотация:
    Душа землянина пошла на перерождение и оказалась в новом мире. Задумка такая: чудак рождается в теле ребенка, но, к сожалению, не в семье аристократов и богачей, а в теле младенца, брошенного матерью. Его подбирают и определяют в сиротский дом. Пока в плане история о том, как мальчик пытается добиться самостоятельности и выбраться из системы. Мир магический, примерно на уровне века 19, но не стимпак. )) ЧЕРНОВИК!!!

  Реинкарнация. Hard
  
  Глава 1. Ткацкая фабрика
  
  1
  Сложно сказать повезло Александру Орлову или нет. С точки зрения убежденного материалиста, который готовился раствориться в перегное, произошедший переброс его сознания в тело мальчика - это несомненная удача. При этом не в буддийском обрезанном варианте, а со всем накопленным багажом знаний. Не бог весть каким, конечно, но все равно приятно. С другой стороны, тело Орлову досталось явно неудачное. Да и место, где он пришел в сознание В общем, представьте, вы младенец, круто запеленатый и уже обгадившейся, лежите в корзинке, которая медленно плывет по реке. Воспринимать все это, как награду за прожитые годы? Да уж скорее наказание. Новая жизнь была могла быть яркой, но короткой.
  Самое обидное в той ситуации - это полная беспомощность. Орлов не мог даже толком пошевелиться, а когда начинал дергаться, корзина грозила перевернуться. При этом в качестве младенца он все-таки оказался невероятно крут. Одну рука даже смог в конце концов вытащить, но помогло это слабо. Как-то повлиять на свое положение Александру не удавалось. Ручки были слишком слабыми. К тому времени уже несколько раз засыпал. Хотя это больше напоминало потерю сознания. А еще он понял, что чертовски проголодался. Сколько прошло времени, Орлов так и не понял. Солнце не было видно из-за туч, а посмотреть куда-то в стороны ему так и не удалось. Но путешествие его все же закончилось. Корзинка зацепилось за какое-то бревно, изменила направление и ткнулась в берег. Там бы Орлов и помер тихонько, потому что ни выбраться, ни перевернуть корзину он не смог и просто тупо ушел в себя, потеряв сознание. Пришел в себя от того, что ему в рот совали соску с какой-то вкусной и питательной молочной смесью.
  Уже намного позже Орлов узнал, что его нашли какие-то крестьянские девки и сдали за вознаграждение в сиротскую лавку. Получил свой серебряный, его неизвестные спасительницы исчезли. Там его подлечили, проверили на наличие родовых меток, хронических заболеваний и отправили в государственный интернат. Очнулся Александр уже там и очень быстро узнал, что чудесным образом оказался не только в другом теле, но и в другом мире. Наутская империя, главный морской торговый порт - город Марэ, Государственный интернат Нижнего города Марэ-Тал. Местную фамилию свою он тоже получил по интернату Марэ-Тал, только имя смог частично сохранить, так как соглашался отзываться только на Алекса.
  Как и все попаданцы он обладал огромным багажом полезных знаний, но толку с этого было немного. До шести лет их воспитывали злобные нянечки, которых больше интересовало насколько уверено дети сидят на горшке, а не основы государственного устройства. Да и сам Орлов быстро для себя решил, что выделяться не очень выгодно. Мир, в котором ему повезло оказаться, был достаточно специфическим и совсем не напоминал Землю. Начиная с географии. Тут не было, например, Евразии. Вместо нее четыре материка, которые называют Лепестки, а посредине большой остров, которые некоторые тоже называют материком, только маленьким. Так называемая Метрополия. Тут расположено самое прогрессивное государство мира - Империя Наут. Государство это совсем не островное, а единственное колониальное на всей планете. Все остальные страны до полноценных колоний так и не доросли. Как и до паровых двигателей, всеобщего образования и отмены рабства. Так что с этой точки зрения ему повезло.
  Хотя вот с отменой рабства тут было все не так просто. Несмотря на банки и акционерные общества, вовсю процветал институт личной вассальной клятвы. С этим понятием Александр столкнулся в самом нежном возрасте. Только встав с горшка, что называется. Ему было только четыре года и он особенно не старался скрывать насколько он необычный ребенок. В первую очередь, это выражалось в том, что Орлов 'научился' читать в четыре года. Язык к тому времени он уже освоил, буквы выучил довольно легко, тем более что алфавит чем-то напоминал латинский. Так что сделать следующий шаг оказалось довольно легко. И грозные нянечки вдруг воспылали к нему каким-то необычным приятным вниманием. Сразу притащили сказки, потом энциклопедии, учебники истории и географии. Подобная отзывчивость у довольно хмурых теток сразу показалась подозрительной, но Александр насторожился далеко не сразу. Глаза ему раскрыл подслушанный разговор их надзирательниц с директором, который лично пришел инспектировать вундеркинда. Он час его экзаменовал по чтению, спрашивал, что дите поняло из прочитанного, а потом доброжелательно улыбаясь отпустил во двор.
  Орлов в прошлой жизни как раз прославился своей циничностью и недоверчивостью. Поэтому пройти мимо доброго директора уже не смог. В интернате он прослыл весьма жестокой сволочью, которая могла отправить воспитанника на знакомство с розгами сторожа за какую-то мелочь. Хотя совсем маленьких он редко одаривал своим вниманием, но и нескольких раз хватило. Так что добрый директор настолько не укладывался в мировоззрение Александра, что розовые очки лопнули и разлетелись в разные стороны. Он не стал убегать в класс, а наоборот прижался ухом к двери и постарался послушать, о чем тот говорил с нянечками. И вот тут наивность окончательно покинула его.
  Короткая беседа директора и нянечек крутилась вокруг денег. Оказалось, что все книги, которые приносили Орлову интернат давал ему как бы в аренду и за соответствующую плату. Начитал попаданец уже на серебрушку. Как раз столько в неделю тут получали наши няньки и воспитатели. Потом он провел небольшое расследование и выяснил, что в интернате все было платным: от злых нянечек до сладкого. Была даже какая-то система, но слишком сложная, требовала серьезного изучения. Насколько он понял какой-то минимум считался обязательным и за него государство брало символическую плату, закрывая счета с помощь местных властей, а вот за другие, вроде сладкого или тех же книг, брали по полной. От чтения Орлов решил все же не отказываться полностью, но заметно снизил желание. А на все вопросы нянечек отвечал, что ему просто неинтересно.
  В шесть лет от нянечек всех забрали и отдали в школу. Ничего не объясняли, пришли строгие дядьки, потребовали собрать все вещи что есть и отвели в другой корпус. Группу Орлова из сорока мальчишек вел господин Луиндер, довольно злобный и мстительный человечек, которого малышня тем не менее любила за поразительную лень. Из-за нее он предпочитал тихо храпеть у себя в каморке и не донимать детей, а те могли делать практически все что хочешь. В их распоряжение были четыре огромные комнаты: спальня, класс, столовая и общий зал. Еще была душевая и туалет. День начинался с завтрака. Надо было встать, заправить кроватку, сходить умыться и дождаться Луиндера. Тот медленно вплывал в помещение, окидывал его взглядом и разрешал идти в столовую. Еду в тележках развозили дежурные их старших воспитанников. Кормили хорошо, каша, небольшой кусок мяса или рыбы, хлеб. Единственное участие Луиндера в процессе - это проверка чистоты рук. Затем он садился за свой стол. Ему приносили отдельно, не сказать, что более изысканное, но мяса точно было больше.
  Потом шли уроки. Первый год их не мучали, а читали поучительные сказки. Орлов вначале приободрился, но потом оказалось, что речь идет о трех книгах. То есть реально как дочитали третью снова открыли первую и начали ее заново. Малышня в общем-то и рада, так как успела позабыть, что было раньше. Но попаданец чуть не взвыл. Сказки сменили только через год. В этот раз книг было четыре, их тоже читали одну за другой, но начали еще уроки чистописания, чтения и счета. Вот тут-то Луиндер узнал или вспомнил, что Александр умеет читать. Так он просто поставил его за кафедру, для чего притащил откуда-то стул, и заставил читать. Сам он сидел в уголке и только следил затем, чтобы дети не баловались. Дремал, в общем.
  После уроков приносили обед. Тут явно экономили. Какая-то похлебка на мясе или на рыбе, но без них. Все шло Луиндеру. Затем начиналось свободное время, где-то до семи вечера по местному времени, воспитанники могли делать что угодно. Нельзя было только далеко отходить от интерната. Срабатывал какой-то сигнал и на след выходит стража. Орлов хотел вначале проверить радиус, но ему повезло - не успел он эту идею реализовать. Какой-то парень из соседней группы мальчиков потерялся. Его вернули вечером и высекли до потери сознания. Наказания в принципе были разрешены, Луиндер регулярно кого-то знакомил с розгами, но, глядя на несчастного, Александр понял, что их воспитатель особенно и не старался. В общем далеко уходить никто не решался. Ходили в основном по старому убитому парку и соседним улицам. Благо и тут было чем заняться.
  В восемь лет, на третий год такой странной школы их начали как бы готовить к настоящей взрослой жизни. Нельзя сказать, что этому уделяли особенно много времени, но появился новый предмет или курс, который назывался 'Историей Империи'. Для Орлова в общем-то ничего нового, все что говорил Луиндер он уже прочитал сам, вот только в книге, несмотря на тенденциозно подобранные факты они все же были изложены довольно нейтрально. Воспитатель же хорошо поставленным голосом сумел выделить нюансы. Не сказать, чтобы что-то сложное. Нет, как раз так чтобы и дети поняли. Если кратко: вокруг варвары, мы круче всех, надо бы захватить все и научить их правильно жить, строить дома и растить детей, но заниматься этим откровенно лень. Типа надо сначала у себя построить город-солнце. Остальные варвары, которых-то и людьми называют из уважения к идеям гуманизма. Вот такой вот имперский расизм. В принципе, Александр в этим даже соглашался. Конечно, у него не было других источников информации, кроме изданных в Наут. Вот только книги за пределами метрополии не печатали, обходились рукописными и имперскими. Не было на материках и железных дорог, и промышленного производства, и всеобщего образования. То есть поводов для самодовольства имелось немало.
  Международная панорама была, впрочем, только частью воспитания. Постоянно возникали еще две темы: как правильно любить император, что было вполне ожидаемо, и как стать честным гражданином империи. В последней части воспитанникам интерната открыли глаза на то, что за все в мире надо платить. В том числе и за то, что не бросили подыхать на улице. а накормили, воспитали и в перспективе сделают человеком. Вот там-то всем детям вручили счет всех съеденных 'пирожков'. Конечно, не скрупулезно подсчитанный перечень всех трат, про который когда-то подслушал Орлов. Но сумма впечатляла. Потом им сообщили, что окупить все вложения государства они смогут ударным трудом на близлежащей ткацкой фабрике, которая принадлежит барон Товону. На смазанные пропагандой мозги восьмилеток эта информация легко, вошла как нож в масло. Все даже как-то приободрились. А в девять лет впервые отвели на эту фабрику.
  
  2
  Сойтись с одногруппниками Орлову не удалось с самого начала. Проблема была в его мозгах, виноват он был сам, поэтому чувствовал себя немного виноватым перед ничего не подозревающими детьми и особо не наглел. Дедовщины в интернате практически не было, старшие конечно помыкали, но взять-то у товарищей по несчастью было нечего. Питались только в своих классах, еду выносить запрещалось, Луиндер не стеснялся выворачивать карманы и обыскивать. Одежда у всех была одинаковой, и за порчу наказывали розгами. Был правда случай, когда пацанва порвав брюки, чтобы избежать наказания, стащили их с другого мальчика, накостыляв тому немного. Вот только оказалось, что на них был инвентарный номер. В общем сначала по заднице получил несчастный, у которого брюки забрали, а когда при сдаче одежды в прачечной обнаружили не тот номер, получили и 'шутники'. Собственно, пострадала вся группа, а тех не только высекли, но посадили в карцер. Орлов особо не нарывался, вел себя как послушный ребенок в неприятности не влипал, но и он однажды попал в карцер. Всего на ночь. Судя по всему, просто знакомили с тем, что его может ждать, если он будет себя плохо вести. Эта был холодный и сырой подвал, без окон и дверей, только с люком наверху, кормили только водой и хлебом. Шестерым шутникам располосовали всю спину, а потом без помощи, бросив только тряпки, бросили вниз на две недели. Наверх своими силами смогло в результате подняться только двое. Остальных пришлось доставать воспитателям. Хуже всего то, что из больнички один вообще не вернулся. В общем, не было питательной среды для неуставных отношений.
  Больше всего детям в Александре не нравилось то, что он отказывался с ними играть в обычные игры. В основном в местную разновидного ногамяча скрещенную с боксом, когда на поле больше толкались и дрались, так что Орлову не пошло Свободное время он обычно проводил заброшенной части парка, который примыкал к интернату. Туда сиротам разрешалось ходит без ограничений. В основном из-за того, что горожане парк не любили. Его разбили на месте какой-то тюрьмы и пользовался он откровенно плохой репутацией. Ночью. Духи, призраки и все такое. Детей ночью сюда все равно не пускали, а днем попаданцу здесь хорошо. Он бегал, прыгал, упражнялся, восстанавливал навыки скалолазания - готовился к взрослой жизни. В парке был даже небольшой пляж, абсолютно заброшенный. Попаданец не знал дело ли в том, что рядом был порт и было грязновато, или в довольно крутом спуске к воде, но люди тут бывали редко. Сам он и спускался, и поднимался по скалам. Ему бы еще не помешало разобраться с холодным оружием и выездкой, в прошлом-то он сталкивался только с ножами, а лошадей видел в основном в кино, но и так получалось неплохо. Ему было чем заняться, не до детских этих игр. Изгой, не изгой, но своим его не признавались. Пока они находились в интернате - это почти никак не сказывалось. Проблемы начались на 'практике'.
  К моменту начала 'выплат' все товарищи Орлова были безмерно воодушевлены. Накачивать и готовить к выходу в свет их начали где-то за неделю. Как сообразил попаданец к тому моменту, как самому младшему в группе исполнилось девять лет. День рождение среди сирот как-то не праздновался, у большинства он был условным, записан только месяц и все, но Александр примерно вычислил, что все они не просто одногодки, но и начали жизнь примерно в одном квартале. И вот весь этот деньрождественский период им особенно мощно накручивали на долг гражданина Великой Империи и несчастного ребенка, которого спасли и воспитали. В результате, энтузиазм был буквально разлит в воздухе, а дети дрожали от предвкушения. Орлов тоже радовался. Но не из-за начала новой жизни, а скорее потому что неожиданно у него появился ментальный 'сувенир' жизни прошлой. В мусоре он нашел целый набор спиц. Первым делом наточит их прямо об стену. Ножи или пистолеты, которые он видел у местных, были совсем не по его руке, а так спицы превращались в серьезное оружие. Дело не в реальной опасности, просто не смог пересилить себя. А потом еще нашел немного свинца. Расплавил и сделал утяжелитель. Теперь их можно было даже метать. Он даже тренироваться начал.
  Наконец, торжественный день настал. Их построили, в два ряда, бросили посредине канат и предложили за него взяться. Луиндер, что-то промямлил и повел всех на фабрику, чтобы ударным трудом они могли заслужить свободу. Подвели к огромному забору, за которым она виднелась полуразрушенная и казавшаяся необжитой, даже полуразрушенной. И никакого шума, которого ожидал попаданец. Их провели через небольшую проходную, где скучали трое каких-то мутных типов, потом через дворик, потом опять двери, проходная Когда они попали в огромный цех, Орлов даже споткнулся.
  Внутри фабрика заброшенной совсем не выглядела. Весь огромный цех оказался забит народом. Выглядело это как небольшой рынок: несколько сотен палаток, продавцы, бредущие туда-сюда покупатели, суета, но относительно тихо. Александр вместе с группой спустился вниз и пошел по главной улице. Больше всего происходящее вокруг напоминало его прошлую жизнь и небольшой импровизированный базар времен перестройки в районе Республиканского стадиона. Помнится, несколько лет он сам проработал на таком и вот когда их вели мимо обшарпанных палаток и покосившихся лотков, где потрепанные жизнью личности торговали всем подряд и без какой-либо системы, он поймал неожиданно ощущение внезапного узнавания. Орлову даже на мгновение показалось, что сейчас из-за угла появится его давешни кореш Димка Булатов, что-то проорет и потянет пить пиво. Пришлось потрусить головой, чтобы развеять эти бесполезные сейчас воспоминания.
  Луиндер провел группу малышни через весь базар, завел в еще одно помещение, которое заканчивалось лестницей. Там уже ждали. На ступеньках сидел огромный мужик. Действительно очень большой, даже с учетом того, что Орлову все казались великанами. При этом большим он был не только в длину, но и в ширину. Рядом с ним тусовались, а другого сова Александр бы и не подобрал, еще с десяток людей, кто сидел рядом, кто стоял, а один странного вида карлик даже лежал. Все были одеты достаточно богато, даже роскошно, насколько Орлов мог судить, но почему-то сразу стало ясно, что главный среди собравшихся - это великан, а все остальные - это свита.
  - Пришли?
  - Да, светлейший, - Луиндер чуть ли не стелился.
  Александр был уверен, что тот бы и на колени бухнулся, но в этом мире это не было принято. Великан между тем медленно встал и прошелся вдоль все так и держащихся за канат детей.
  - Какие-то они все - он скривился. - Мелкие.
  Свита угодливо рассмеялась.
  - И бесполезные судя по всему, - продолжил гнуть великан.
  - О! - тут уже воспитатель заволновался, затрепетал. - Далеко не все, светлейший, далеко не все. Несколько бриллиантов. Даже сам не ожидал.
  Дальше была какая-то пошлая презентация. Брильянтами оказались двое братьев, которые оказывается успели прославиться в Интернате, забравшись на кухню через форточку, несколько драчунов, темненький мальчик с ловкими пальцами, и собственно Орлов. Про попаданца Луиндер распинался полторы минуты: читает, считает, пишет, начал рано, делает все отлично, отличный материал.
  - Ладно проверим, - милостиво согласился великан. - Гурно распредели всех, а этого пусть заберет дядюшка Роу. Ты получишь два золотых, если все подойдут.
  Воспитатель еще больше растекся по полу, благодарности так и сыпались, но великан только махнул рукой. Детей начали разбирать. К Орлову подошел скрюченный старик и довольно невежливо схватил за ухо.
  - Ай, - только и успел крикнуть Александр.
  За крик он получил еще и подзатыльник, после чего заткнулся. Старик не церемонясь потащил его на лестницу, потом в длинный коридор и снова на лестницу. Вверх, вверх и еще раз вверх. Судя по тому, что прошли пролетов шесть, а у фабрики было только одно высотное здание: какая-то странная башня, неизвестного, по крайней мере для Александра, назначения. Привели Орлова в судя по всему почти на самый верх: в небольшое помещение, разделенное на два решеткой. За решеткой была винтовая лестница, кровать, ширма и канцелярская стойка как в девятнадцатом веке. На кровати сидел огромный толстый мужик и что-то жрал. Попаданца даже передернуло. Перед решеткой стояло еще семь таких же стоек, а вдоль стен шкафы с огромными книгами. За исключением толстяка в помещении находилось еще трое. Двое взрослых, а один не на много старше Орлова.
  - Новенький, - толстяк произнес это с каким-то непонятным отвращением.
  - Да, господин Роу, - старик поклонился и пригнул голову Александру.
  - Опять бесполезное мясо Сколько ему лет? - спросил толстяк или вернее господин Роу.
  Орлов, конечно, мог что-то сказать. Или метнуть спицу, которая была спрятана у него в рукаве, но он предпочел промолчать. Хотя бы потому что убив человека, пусть даже и очень неприятного, ребенок девяти лет точно обратит на себя внимание.
  - Девять. Как всегда, - продолжил лебезить старик и добавил: - Луиндер говорит способный.
  Толстяк вздохнул и повелительно махнул рукой.
  - Проверьте его там, - приказал этот Бра.
  Дальше начался экзамен. Про первых королей и императорах не спрашивали, интересовали вещи более прагматичные, счет, диктант, память - ничего сложного ля попаданца. Пришлось даже максимально сдерживаться, особенно в счете. Хитро сделанные экзаменаторы подсунули задачу, которую их решать не учили. Не сложную в общем-то, про площадь здания с двумя круглыми башнями. Не разобравшись он начал выводить решение, но вовремя сообразил и быстренько свернул его в тупик. Ему тут же выдали, какой он тупой и глупый, а затем сообщили, что берут его только из жалости и при условии, что он будет усердно трудиться на благо барона. На этом первый день пребывании на фабрике должен был закончится. То есть в интернат его отпустили, но вмешалось сразу несколько факторов. Внизу на него наехали те его одногруппники, которых отобрали в 'бриллианты' из-за любви к дракам. Все впятером. Подошли, отступили со всех сторон и начали наезжать. И как-то по-глупому в общем, типа что тут ходишь, считаешь себя лучше всех, на получай. С последним получилось у них не очень. Александр не стал знакомить аборигенов с основами гуманизма, а засунул левую руку в карман, взял там в кулак гальку и ударил без замаха. Бил без изыска сразу по лицу, стараясь попасть в нос. Это и болезненно и кровь сразу идет, деморализуя.
  Попаданец успел попасть по троим, когда все остальные начали с визгом разбегаться. Сначала он решил на этом остановиться, а потом все же догнал одного, самого неуклюжего, схватил его и затащил в какой-то закуток.
  - Ну, что, придурок маленький, поговорим? - как можно более грозно запищал Александр.
  Голос его звучал совершенно не серьезно. Честно говоря, Орлову он больше напоминал писк, но выбирать не приходилось. Впрочем, его одногруппнику хватило и этого. Он жалостно завыл, пришлось его даже впечатать в стену, чтобы начал отвечать членораздельною
  - Это все учитель! Учитель. Я бы никогда! Честно слова, Алекс. Ты же меня знаешь.
  - Знаю, знаю, - резко сменил тон попаданец на более ласковый. - Ты-то парень хороший не беспредельщик какой-то. Никогда не попер бы просто так на - Орлов чуть не сказал сокамерника, но вовремя остановился. - На брата почти, да?
  Паренек испуганно закивал.
  - Но зачем вашему учителю А что учите кстати? Зачем ему я?
  - Это посвящение. Мы должны доказать, что способны, нас дракам учить будут.
  Отпустив несчастного и прогулявшись немного по территории, Орлов окончательно понял, что место, куда их привели получать специальность, хотя и можно назвать фабрикой, но уж никак ни ткацкой. Собственно, это стало понятно, когда он только вошел, но все же до последнего старался все списать на другой мир. По факту все здание, а вернее несколько домов, которые образуют немаленький такой квартал занимала огромная воровская малина из его прошлой жизни. Целый преступный синдикат, благостно сосредоточенный ограниченной территории. Как он вообще может существовать в Империи - Орлов не стал даже гадать. Просто принял по умолчанию, что вот есть, значит все возможно.
  Детей, которых привел Луиндер, распределили. Сливки, типа, с какими-то талантами взял местный барон. Попаданец не понял, был ли настоящим аристократом, или он нечто вроде земных цыганских баронов. Этот вопрос оставил на будущее. Но авторитету потребовались боевики, какие-то особенные воры и самого Александра взяли в сокровищницу, то есть в бухгалтерию. Остальных выставили на аукцион и их разобрали небольшие банды, торговцы и узкие специалисты: щипачи, домушники и каталы. Что интересно, специальности рыцарей большой дороги были примерно такими же как на Земле. Если не считать каких-то магов, с которыми вообще ничего непонятно. И судя по всем, издеваться послали не только будущих боевиков, но вообще всех. По крайне мере, одно своего знакомого он схватил за попыткой вытащить у него из кармана платок.
  В первый день ему в общем-то повезло. Кроме его товарищей по жилью никто особо не лез. А вот следующая декада проходила очень весело. Лезли к нему все, кто мог. Хотя нет, не все, конечно. Только одногодки. И если вначале они еще пробовали по отдельности или небольшими группами, то потом объединили силы и гоняли уже серьезно. Драться со всем кодлом Александрр не стал и занялся полезным для здоровья бегом. С этого момента попаданец просто старался не попадаться никому из товарищей после обеда. Благо со второго дня Луиндер перестал их водить в фабрику, просто отпускал группу со двора и все сами бежали туда. На улице Орлова не трогали, проблемы начинались на самой фабрики. Ну, потенциально могли начаться, если бы он не ускользал раньше. Благо входов туда хватало и как ни старались дети перекрыть все, сделать это не смогли. Ловить всей стаей его начали на третий день, а на четвертый за завтраком он выяснил, что их мастера сначала стравили учеников друг с другом. А потом уже стали выдумывать задания.
  И это еще хорошо, что его мастер, учитель, а если уж быть совсем честным, то владелец, господин Роу в сильно Орлова работой не грузил. Его использовали в качестве курьера: отнеси-вынеси-передай. К чему-то серьезному его не допускали. Как выяснилось на второй день, передали его много не мало местному казначею. Живет тот исключительно в башне, за вмурованной в стены решетке, то есть без права выхода. Приносили ему туда все что угодно. Говорят, этажом выше, под самой сокровищницей жила даже какая-то женщина, но точно знали об этом только его помощники, а они были не болтливые. Его первые помощники, хотя и жили посвободнее, выходить за пределы фабрики не могли. То есть тоже были по сути заключенными. Ученикам было проще, но уже на девятый день Александру поставили какую-то печать. Что это такое не объясняли, хотя он, конечно, спрашивал. Просто посмеялись в ответ, а мастер, который рисовал на плече узор, еще и отвесил болезненный подзатыльник.
  Честно говоря, попаданец решил сначала, что это и есть магия, но найти каких-либо объяснений ему не удалось. Товарищи и сами не знали, Луиндер только мерзко ухмылялся, а в библиотеке, а ее он перелопатил, плюнув на резко подскочивший долг императору, о магии вообще упоминалось не больше двадцати раз. Словно кто-то специально следил, чтобы знали о ней как можно меньше. Уходя мастер только отвесил ему еще один подзатыльник и сообщил, что на печать будут заносится все его достижения и провалы, а звездочка победителя декады дебютантов там уже есть. На этом декада и закончилась у всех, кроме Орлова. Когда он уже направлялся к выходу, какой-то мужик в непонятных круглых очках схватил его за ухо. Схватил схваткой профессионального палача, больно было так, что Александр выпал из реальности и очнулся только, когда его отпустили. В глазах все еще было темно, когда он услышал голос барона.
  - Это и есть наша темная лошадка? Победитель?
  - Да, ваша милость! - проскрипел кто-то справа.
  Орлов хотел повернуться и посмотреть, но получил тычок в спину и еле удержался на ногах.
  - Сколько вы на нем проиграли?
  Кто-то вздохнул, скрипучий голос выругался, а стоящий рядом с бароном огромный бородатый мужик улыбнулся. Последний скорее всего занимался как раз охраной всего здания, звали его Гоул, но за глаза называли Бешенным. В общем, улыбка у него больше напоминала оскал и откровенно настораживала. Большинству присутствующих сидело за большим накрытым столом, барон сидел во главе в огромном кресле. В этой комнате Александр никогда не был. Обставлена она была богата, в отличие от того закутка, где их встречали группой. Всюду стояли шкафы, с резными дверями, несколько книжных шкафов, стойка с мечами, каким-то странными доспехами, но больше взгляд попаданца прикипел к глобусу. Не совсем обычному, но все же вполне нормальному глобусу. Это было тем более удивительно, что даже в энциклопедии ничего о том, что планета имеет форму шара, сказано не было.
  - Я лично половинку золотого, - сообщил какой-то роскошно одетый молодой парень.
  - Ты всегда проигрываешь, с тобой не интересно, - заявил Гоул и все засмеялись, а тот продолжил. - А вот как Старый деньги просрал - это вопрос!
  - Почему же просрал? - удивился старик. - Золотой с медью взял. Кхе-кхе.
  За столом сначала на мгновение за молчали, а потом начали ругаться. Даже барон удивился.
  - Но как? Ты же на нищих ставил? - спросил кто-то.
  - Случайно увидел, как пацанчик, от погони уходил. Решил перебить первую ставку.
  - Нет, так не спортивно! - заявил барон.
  - Надо вовремя исправлять свои ошибки, - прокряхтел Старый и посмотрел так многозначительно.
  Орлову даже показалось, что аристократ немного смутился, хотя физиономистом он никогда не был.
  - В общем, мальчик блеснул, - барон взял со стола бокал с вином. - Выпьем же за победителя.
  Все загомонили, выпели и начали обсуждать каких-то пиратов, но долго послушать ему не дали. Снова схватили за ухо и потащили. В этот раз или схватили не так сильно, или Орлов привык, но пробежался он почти в полном сознании. При этом возвращать его туда, откуда взяли, не стали. Вместо этого привели в какую-то комнату, посадили за стол. Мужик, который его привел, сел напротив, достал откуда-то из ящика тарелку с какой-то кашей, подвинул Александру, вытащил бутылку какого отвара и кружку.
  - Жри! - чуть ли не приказал он.
  Орлову есть хотелось давно, поэтому он решил не спорить, а заняться именно этим. Тем более что в каше оказалась довольно солидные и не интернатовские куски мяса. Да и мысли лезли разные, в основном нехорошие. План прожить детство как можно тише и незаметнее оказался окончательно похерен. Нет, в принципе, он понимал, что своей тягой к чтению он серьезно засветился. Однако, все еще можно было исправить, если бы он дал себя немного помять. Так нет же! Решил, что какие-то детские разборки и нестрашно. Впрочем, Александр вздохнул и продолжил усиленно жевать большой кусок мяса. В этот момент в комнату медленно вошел Старый. Отвлекаться от еды Орлов не стал. Подручный барона посмотрел несколько мгновений, улыбнулся и жестом отпустил мрачного хмурого мужика и сам сел напротив. Так они некоторое время и сидели. Попаданец ел, Старый на него смотрел. Оба молчали. Когда тарелка опустела, старик наконец спросил:
  - Ну и что ты обо всем этом думаешь?
  Орлов только плечами пожал.
  - Тоже правильно, - Старый покивал. - Девять лет. Ты же белый лист. В интернате вам не дают почти ничего полезного. Много знаешь, много бунтуешь, - явно процитировал он.
  Александр продолжал молчать.
  - Ты, как я понял, парень смышленый. Поэтому с тобой буду говорить, как с взрослым. В принципе ты хорошо попал. Роу, ученик казначея. Как сыр в масле будешь кататься. Работенка не пыльная, денежку считай, бумажки пиши, кушай, пей и даже получай немного зарплаты. Большинство крысят, которых отправят на улицу, тебе почти наверняка позавидуют. Жизнь там несладкая. Некоторые в канаве, кого-то забривают во флот.
  Старик так притворно вздохнул, что Орлову даже захотелось крикнуть: 'Не верю! Переигрываете!'. Но промолчал, понятное дело. Наверное, комично бы смотрелось, если бы ребенок устроил подобный демарш.
  - Но есть у жизни в казначействе и очевидный минус. Ты мальчик умный, у господина Роу уже был. Догадался?
  Орлов кивнул, но все равно промолчал. Просто испугался показать себя слишком умным.
  - Жизнь на цепи - это совсем не то, что может понравится такому умному и деятельному мальчику, как ты. В общем, я предлагаю тебе жизнь полную приключений. Что скажешь?
  Старик посмотрел так проникновенно, что Александру сразу захотелось убежать. Он даже непроизвольно оглянулся в поисках окна. Нашел. Решетка в мелкую сетку откровенно не радовала.
  - Давайте приключения, - со вздохом пробормотал попаданец.
  
  3
  С преступностью, а с организованной в особенности, отношения у Орлова в прошлой жизни не сложились. Конечно, в девяностые он жил в стране, в которых законы не нарушал только блаженные. И дело даже не в том, что те были какие-то уж очень жесткие, так что не продохнуть. Нормальные в целом законы. Просто слишком уж много развилось шакалов, которым плевать было на все, кроме собственного брюха и кошелька. На самом деле все, кто потом ностальгировал по свободным девяностым, тосковал просто по вот ощущению вседозволенности, когда убивали за просто потому, что могли убить, чтобы оказать собственную крутость. И это Орлов выяснил на личном опыте. В милиции он тогда не работал, изредка пересекался по делам бизнеса, несколько крыш сменил, несколько острых ситуаций пережил, наезды Удалось не сильно вляпаться, но только благодаря тому, что компанию его изначально создала контора и вела через все рифы и мели. Кураторы при необходимости расчищали путь, но следили, чтобы фирма не выделялась и неприятности слишком борзых с ней не связывали. А так пришлось платить, договариваться, 'базарить' и все такое. Насмотрелся, хлебнул говна. Поэтому никаких иллюзий не строил. Никакой верности, рыцарства и благородных разбойников. Вся воровская романтика: нашел лоха, ограбил или убил, деньги забрал, прогулял, пропил, построил бизнес-империю.
  Отвращение к такого рода деятельности в девяностые Орлову привили и в другой, более благоприятной ситуации, он бы наверняка послал Старого с его предложением, да и всю эту фабрику по вполне очевидному эротическому маршруту. Но Александр сомневался, что отказ от приключений, закончится для него, так сказать, позитивно. Это жалкое, конечно, оправдание. Надо было гордо плюнуть на местное ОПГ, лучше всего прямо в мерзкую морду барона. Ага В девять лет.
  Надо признать, действовали местные бандосы вполне серьезно. Орлов ждал, что его просто заберут к старику, но нет. Из 'казначейства' его не забрали. Провели целую операцию прикрытия, как в прошлом его мире. Теперь несколько часов он сидел в казначействе, учился основам местного бухучета, а потом его отсылали в люди за каким-либо поручением. Например, пересчитать мелочь, которую сдали нищие. Вот там-то его и подхватывал человек старика, чаще всего тот самый хмурый мужик, который ни с кем, кроме своего босса, не разговаривал. В принципе, Александр был даже рад этому. Местный бухучет и отчетность была простой донельзя, даже о двойном учете тут не слышали. Попаданцу так и чесались руки познакомить аборигенов с чудесами финансовой мысли Земли, приходилось каждый раз давать себе виртуального пинка. От ученика, в общем и не требовалось ничего сложного: надо было писать красиво и четко, быть аккуратным и усидчивым. Страшно представить, но большую часть времени они просто копировали бухгалтерские книги. Другие ученики даже с тоской смотрели, когда его отсылали из комнаты с поручением.
  Вторая половина его обучение была не в пример интереснее. Его дни поделили между собой учителя. Хотя нет. Начиналось все еще утром, но зарядку он продолжал делать уже для себя. Хотя он и знал, что смысла тренировать силу в девять лет нет, поэтому налег на ловкость и гибкость. Шпагаты, турник и элементы паркура. Ну, что помнил. Никогда серьезно последним не занимался, но нахватался немного. Вот и постарался что-то закрепить.
  В первый день декады мозги Орлову выносил старый вор. Ничего сложного, на что обращать внимание, чтобы понять реальный достаток дома или человека, что смотреть в мусорном ящике, как разведать подходы к дому и пути отхода. Как понял Александр, уровень наводчика начальный для вора. Второй день - боевка. Бывший стражник показывал кое-какие приемы с дубиной и ножом. В большинстве своем основы, ничего сверхъестественного. Третий день был самый интересный: урок по ядам от совсем уж древнего библиотекаря. Если Старый только косил под развалину, а на самом деле был весьма крепким, с тяжелой рукой, то этот был действительно очень древнем и даже ходил с трудом. Зато мозг работал четко. Он рассказывал о том, как найти сырье для яда, изготовить его и какие существуют антидоты. Последнее, правда, больше напоминало какую-то сказку. Несколько раз тот повторял, что лучше всего помогает лист волшебного папоротника с Черных болот. Ну и вся подобная муть. На четвертый день его учили слежке. На пятый - нечто вроде психологии, умению общаться, трюкам и мошенническим уловкам. Шестой - тоже интересный. Знакомили с городом Марэ и его окрестностями. Седьмой - снова боевка, но теперь с упором на метательное оружие. На восьмой день он тренировался в маскировке.
  Надо сказать, что ничего особенного во всех этих уроках не было. Из Орлова не делали супермена, знаний давали немного, навыки только самые простые, особенно если учесть, что разум у него был взрослый. Кроме того, большинство материала была бессистемной. На Земле он как-то привык, что любой предмет обязательно обзаводится классификацией. Тут ничего подобного он не заметил. Библиотекарь, например, давал один яд и заставлял выучить всю информацию о нем, потом экзаменовал его и если Александр допускал хотя бы одну ошибку, начинал все сначала. И все это занимало не меньше недели. Сначала попаданец, который так и не привык к информационному голоду, даже хотел попросить, чтобы давали больше, но быстро сообразил, что никому на самом деле слишком умелые дети и не нужны. Судя по отношению в интернате, учебу местные аборигены воспринимают правильно - как инвестицию. А вкладывать слишком много золотых в ребенка никто не будет. Девять лет только, мало что там вырастит, наверняка еще
  Последний 'учебный' день забирал себе полностью Старый. Уроком это назвать было сложно. По крайней мере, Орлов так и не понял, чему он его учит. Больше их встречи напоминали беседы. Или допросы. Смотря как на них смотреть. Попаданец старался больше молчать, чтобы не выдать свой настоящий возраст, но все же периодически его 'хозяин' задавал вопросы, отвечать на которые приходилось. Старый рассказывал какую-то историю, попутно интересуясь мнением ученика. Как он выбирает тему, Александр так и не понял, но рассказанное было поучительно. Особенно ему понравилась романтический эпос о маленькой принцессе варварского города Овий.
  - Совсем маленькая девочка, - скрипел Старый. - На момент начала этой истории ей было всего одиннадцать лет. То есть не намного старше тебя. Последней ребенок, самая младшая в окружении трех старших братьев и отец, который очень любил мать, но потерял ее во время очередной эпидемии. Всю свою любовь он перенес на девочку. Воспитаннику интерната, наверное, сложно представить, что это такое отцовская любовь усиленная тоской. У вас с родственными чувствами вообще сложно. Да, малыш?
  - Наверное, - пожал плечами Орлов. - Я читал, но лично семьи изнутри не видел.
  - Вот я и говорю. Чистые души
  Старый обычно принимал его в своем кабинете, где из всех окон только большой камин. В этот раз они сидели на крыше одного из корпусов. Кто-то принес ему сюда кресло маленький столик с какими-то сладостями и тягучий горький отвар, которым местным заменял кофе и чифирь одновременно. Вид отсюда открывался неплохой. Был виден залив, скалы и Марэ-Холл - самый престижный район города.
  - Вот Что тут сказать. Девочку избаловали. Сам Овий расположен на Розовом лепестке, на западном побережье, где издревле живут таны. Народ местный жил морем и промыслами, довольно мирно, разбоем не занимались. Тихий спокойный город. Пока он не приглянулся пиратам. Про пиратов что-то наешь?
  - Бич морей. Даже империя страдает.
  - Не сама империя, а торговля. К нам-то они суются, а вот купцов режут. И Розовый лепесток не еще самое страшное место. Черный лепесток ну да ладно! Так вот. Овий был мирным городом. Таны - это довольно воинственный народ, но в Овие это скорее были воспоминания о славном прошлом, чем реальность. Да и пираты как назло собрали большой флот. Кораблей было не меньше сотни. Тогда еще на лепестках не было распространенно огнестрельное оружие, но и так пяти тысяч головорезов хватило, чтобы одним решительным штурмом взять стены и улицы, но замок короля держался.
  - Очень интересная история.
  - Это ты так тонко намекаешь, что к тебе она не имеет никакого отношения.
  Александр пожал плечами.
  - Где я, а где короли и принцессы? - произнес он.
  - Тоже верно. На такие вершины мальчику из интерната Марэ-Тал не взлететь. Но дело не в этом. Принцесса, которую звали кстати Олара, во время штурма оказалась не в замке, а в городе. Произошло это не случайно, она увязалась за отцом на стены, он ее отсылал, но она не послушалась, а от старшего брата, посланного отвести ее в относительно безопасное место, она сбежала. В результате, когда пираты хлынули на улицы, Олара оказалась одна в какой-то подворотне. Без охраны. Как ты думаешь, что с ней произошло?
  - Возглавила сопротивление?
  - Что?
  - Ну, сопротивление жителей города захватчикам?
  - Интересная мысль. Но нет. Горожане, конечно постарались защитить свою жизнь и имущество, собрались в отряды, но реально они могли только замедлить грабеж.
  - Тогда ее спас пожилой вор, научил мастерству, помог выжить, отвел к пожилому учителю фехтования, он научил ее тайным приемам, и она через двадцать лет всем отомстила.
  Старик рассмеялся.
  - Чувствуется библиотеку интерната ты хорошо изучил.
  Александр на всякий случай покивал.
  - Произошло на самом деле вот что. Ее заметили пираты, она убегала от них и совершенно случайно забежала на Воровской двор. Его еще иногда называют Темным двором. А в нашем городе - Темной фабрикой. Понятно же почему? Пираты точно видели это, но заходить не стали. Впереди у них был замок и гораздо более ценные призы. Они заблокировали улицу небольшим заслоном и ушли. Надо сказать, что у короля, отца Олары, были неплохие шансы удержать его, но подвело предательство. Кто-то открыл калитку и к утру все было кончено. Девочка, пусть даже принцесса им была не очень нужна. Они собирались потрясти воров, но в этот момент в город совершенно неожиданно вошла армия соседнего королевства.
  - Счастливый финал?
  Старик хмыкнул.
  - Как бы не так. Пираты не стали особенно сопротивляться, сбежали на свои корабли со всем золотом, что успели награбить. А вот спасители сами подошли к Воровскому двору и потребовали, чтобы им выдали девочку.
  - Девочку отдали?
  - Естественно нет! Самое древнее правило воровского мира: все что попало на двор так там и остается. Запомни это! Это касается и информации, и ценностей, и человека. Это правило нигде не записано, но каждый житель фабрики или другого темного поселения никогда его не нарушит. Он скорее перережет себе глотку. Девочка уже попала на двор и отдать ее - значит нарушить это важнейшее правило!
  - А обменять?
  - Обменять можно. Но это уже умаление дворянской чести было. В результате армия спасителей пошла на штурм двора. Воры, безусловно, защищались, но силы были не равны. Их всех в результате вырезали. Но вот что интересно! Девочку так и не нашли. Ни тогда, ни годы спустя. Одна из самых любимых загадок Лепестков.
  - Все погибли?
  - Остались единицы. Кто не погиб, потом долго пытался оправдывался перед другими ворами. Большинство пропустили все события, так как находились в других районах города. Те, кто не смог это доказать, тоже пошли под нож, - стрик опять закряхтел и пафосно продолжил. - Воровские законы пишутся не для того, чтобы кто-либо мог их нарушать.
  И дальше длинная речь о важности законов и необходимости их соблюдать. Не обычный людские, само собой, а их внутренние, специальные, для особой касты людей. В общем, ничего удивительного и нового. В своей прошлой жизни Орлов как раз наслушался вот таких теорий, объясняющих, почему можно плевать на остальное общество, если тебе лично это выгодно. Чрезвычайно распространенные умонастроения, как раз из-за популярности всей этой воровской романтики.
  Вот даже история этой принцессы Олары - шита белыми нитками. Хотя обычный ребенок в девять лет может и поверил был. А вот попаданец склонялся к мысли, что армия спасителей не просто так появилась, когда спасти прошлую династию уже не получилось. И Темный двор пострадал в основном не потому, что не хотел кого-то выдавать. Зачистили случайных свидетелей. Ведь прежде всего очень сомнительно, что девочка оказалась там случайно. Проще было бы поверить в то, что пираты заказали ее похищение, чтобы заставить защитников замка сдаться. Но что-то пошло не так или наоборот так, и воров вместо вознаграждения немного прирезали. Естественно, свою версию событий Орлов держал при себе. Но такими поучительными историями Старый его кормил год.
  
  4
  Первое реальное задание он получил, когда уже решил, что его окончательно занудят. Ничего сложного, просто проследить кто выходит и заходит в одно небольшое поместье. Сидеть, запоминать, рассказывать все какому-то незнакомого парню лет шестнадцати, с почти земным именем - Жакс. Ничего сложного. Орлов правда и тут умудрился выпендреться. Для начала он умудрился так спрятаться, что Жакс его просто-напросто не нашел. Попаданец нашел небольшой сарайчик рядом с домом, почти полностью заросший местным вьющемся кустом. Строение немного выходило из ограды, примерно на метр, но со стороны его было совершенно не видно. Куст и куст. Тем более, что он был колючим, но обернув ладони какой-то тряпкой, попаданец смог без проблем залезть на его крышу. Хотя сарайчик выглядел заброшенным, крыша оказалась крепкой. Внутри как выяснилось хозяева поместья хранили уголь, пожилой слуга приходил за ним только рано утром. Орлов в это время все равно был в интернате, он-то и узнал об этом потом от сменщика, того самого Жакса. Так вот, Жакс пришел забирать Александра уже вечером. Делая вид, что просто прогуливается, он несколько раз прошелся перед поместьем, потом постоял минут десять и куда-то убежал. Вернулся минут через двадцать с тем самым очкариком, который его когда-то привел к барону. Мужик в не растерялся, оглянулся и сразу потопал к кусту.
  - Вылазь, - произнес он тихонько, как только подошел.
  Александр быстренько спустился. Мужик с Жаксом внимательно посмотрели на его руки.
  - Пойдем, - мужик недовольно посмотрел на Жакса. - Сиди здесь, никуда не лезь. - и добавил. - Как этот.
  И снова схватил попаданца за ухо и отвел его к Старому. Слава богу, что тот ждал его недалеко, а то Орлов все больше рисковал превратиться в эльфа. Глава разведки или контрразведки бандитов, а Александр так определил, чем тот занимается, сидел в какой-то таверне и пил пиво. Именно пиво. Этот момент так поразил попаданца, что на некоторое время он даже выпал из реальности. За что получил тычок в спину от конвоира. Оказалась, что тот уже все доложил и Старый что-то спрашивает.
  - Чего ты туда полез? - повторил вопрос он.
  - А почему нет? - не понял Орлов.
  - Тебе что сказали? Посмотри кто ходит там. А ты на стену полез. А если бы сингалка?
  - Какая сигналка?
  - Сигнальное заклинание, - Старый даже не поленился встать, подойти к Александру и дать ему подзатыльник.
  - Я не знал, что такие существуют - сказал попданец и замолчал.
  Фраза прозвучала немного подозрительно, при желании можно было прицепиться, какие такие и так далее. Но Старый даже внимания не обратил.
  - Потому что тебе и не надо было знать. Тебе дали четкое задание: сидеть, смотреть. Куда-то лезть тебе говорили?
  - Нет, но там было удобнее. И лучше видно? - объяснил Орлов, за что получил очередной подзатыльник.
  Этим воспитательный процесс прекратился и учитель вернулся к своему пиву.
  - Вот что с тобой делать? - Старый вздохнул и даже не наиграно. - Вот смотри. Сигналки ты не видишь? Не видишь. Ты не маг, а значит тебе нужны окуляры с магстеклом. Штука это дорогая, редкая. Они-то и у стражника не каждого есть. Но опять же не настолько редкое, чтобы не опасаться. Вот прошел бы патруль, твоя метка как факел горит. Взяли бы тебя только потому что интернатовские подозрительны. Начнут тебя спрашивать, что там делал. Вот что ты ответишь.
  Тут Александр мог себя похвалить, отмазку он придумал, когда еще только лез.
  - Скажу от портовых команд прятался, - ответил он.
  Портовых боялись все. По сути это были матросы флота и по городу они ходили десятками. К взрослым особо не задирались, а вот молодняк, могли окружить, дать по затылку и унести в вербовочную. Не брезговали и пьяными. Конечно, они появлялись на улицах редко. К ворам и аристократам не совались. Насколько Орлов знал, у жителей даже существовала какая-то система сигнализации, но он пока изучал только воровские сигналы.
  - Молодец, в принципе хорошо ответил. Вот только патруль тебя может и портовым отвести. Просто чтобы поинтересоваться, не ищут ли они кого. И знаешь, что портовые ответят? Что ищут, давно ищут мясо для императорского флота. Ты, конечно, слишком маленький, чтобы на корабль попасть, но тебе и там метку перебьют и отправят в мастерские. Даже не посмотрят, что интернатовский и как бы это запрещено. Но даже и без таких ужасов, отведут в форт до выяснения. А потом в интернат сдадут. С отметкой.
  Отметка для воспитанника - это обязательно порка. Орлов благодаря взрослому уму пока счастливо избегал этого удовольствия, а тут мог с пустого места.
  - Ладно, - Старый махнул рукой, - вижу усвоил. Рассказывай, кто входил, выходил. Отчитывайся.
  Орлов быстро рассказал кого видел и опять еле удержался, чтобы не предложить тех зарисовать. Светить еще одним умением не хотелось категорически. После еще одного воспитательного подзатыльника, его отпустили. Домой, в интернат, он шел быстро и пытался переварить произошедшее. Дело было не в том, что он провалил задание. Это его волновало меньше всего. Он впервые почти пересекся с магией, но самое главное он узнал, что метка 'светится' если смотреть на нее через специальные очки. Этого он не нашел ни в одной книге. И это было странно. Зато теперь, по крайней мере, можно было сделать некоторые выводы.
  Магия существует. В подслушанных разговорах взрослых он постоянно про нее слышал, но все это можно было бы списать на рассуждения о волшебных свойствах кроличьей лапки или лечения с помощью наговоров. На земле многие до сих многие во все это верят, но фактическое подтверждение этого Старый совершенно не производил впечатление человека, который верит во что-то без реального применения. А говорил о сигналках он вполне уверенно. Плюс очки с магстеклом. В общем, направление понятно. Дальше. Эти самые очки. Они видят магию, в том числе и метки. Возникает вопрос можно ли от спрятаться. Если нет, то все ворам должно быть не легко. Но каких-то особенных жалоб он не слышал. Значит способ есть. Если убегать из интерната и воров, без него не обойтись. Орлов подозревал, что многое можно узнать на базаре, который расположен на фабрике. Но, к сожалению, времени там по-настоящему побродить ему не давали. Он почти всегда был под присмотром. Вечером его отпускали впритык к ужину. Времени хватало, только добежать. И опоздать, не вариант. Луиндер сразу доставал розги. Александр только успел выяснить, что магических лавок там хватало.
  В следующий раз его отправили в публичный дом. Примерно через неделю казначей поручил ему работу кассира. Задачей его было просто считать полученную выручку параллельно с местной бандершей. Своеобразный средневековый аудит. Тут же его вызвали к Старому и объяснили, что считать деньги - это очень важно и задание никто не отменяет, но ему еще очень важно смотреть с кем встречается мамочка. Почему это важно не сказали. Орлову вообще показалось что основной целью было не столько слежка, сколько знакомство его с этой стороной жизни. Ну и проверка его адекватности в окружение противоположного пола. Надо признать, что удар по его мозгам был порядочным. Но пострадала скорее его земная половина.
  Попаданец понимал, что сиротами оказываются не только мальчики, девочек по статистике должно быть не меньше. Более того, он даже встречал малолеток с бантиками, которые одеты в одинаковые платья. Но он совершенно не задумывался об этом. Чем объяснить такое избирательное зрение, он не знал. Наверное, был Александр слишком увлекся собственным перерождением, что стал слишком невнимательным. Поэтому окунулся в жизнь женской половины воровской фабрики резко, как будто провалился под крепкий, казалось бы, лед. Девочек тоже до девяти лет воспитывали примерно так же как мальчиков, но в девять лет их продавали 'ученицами' в публичные дома. Сюда барон не вмешивался, разбирали мамочки борделей. Как и банды - это были отдельными предприятиями. Хотя сделки проходили как-то под крышей барона, но девочек выбирали сами, достаточно жестко конкурируя друг с другом. Его одногруппников разобрали без скандалов, а девочки, с которыми он познакомился, рассказывали о настоящих аукционных.
  Попадая в бордель их сразу не пускают в работу, чего Орлов на самом деле больше всего испугался. Педофилия тут может и встречается, сам он не видел. Ждали первой менструации. А до этого момента учениц усиленно готовили: рассказывали, показывали, давали пощупать. На Земле бы сказали 'растлевали' и Александр бы согласился. Попутно девочек усиленно обрабатывали психологически: истории про удачных гетер сменялись страшилками о том, что значит казаться на улице без профессии и покровителя. Все подобные уроки он не видел, но те с нетерпением ждали момента, когда можно уже будет начать работать. Этого попаданец принять не мог, хотя старался не подавать вида.
  Сама работа проходила относительно спокойно. Бордель назывался просто: 'Полушка'. У названия была какая-то своя легенда, но что-то настолько фантастическое, что Александр сразу постарался ее забыть. Заведение было известным, можно даже сказать знамениты. Прежде всего тем, что у но была своя фишка. Он предоставлял как бы не просто секс, девушки все были мастерами на поговорить, прекрасно знали литературу, ходили в местный театр и так далее. С театром - это было действительно редкость. Орлов, например, вообще впервые, что такое тут существует. Собирались тут в основном люди обеспеченные, в основном обеспеченные горожане, но бывали и дворяне. Один из них привлек внимание Орлова.
  Хозяйка 'Полушки' Агни Хаали была женщина немолодой, даже по земным меркам, а тут семьдесят лет было глубокой старостью, до которой доживали единицы. Местные девушки ей даже гордились. При этом вела она себя совсем не так как положено старушкам: носилась по всему зданию, лично встречала клиентов и еще умудрялась вести светский беседу в гостиной на втором этаже. Ну и конечно же постоянно возникала в комнатке кассы. Последняя была расположена так, чтобы одним окном выходить на большой холл с лестницей, а другим собственно в гостиную. Сделано это было для того, чтобы деньги клиента передавать прямо через них, но Агни умудрялась спуститься вниз и подняться по специальной винтовой лестнице и лично заносила деньги. Все для того, чтобы другая старушка сделала какие-то специальные записи в амбарной книге, в которой велся учет. Собственно, из-за этих записей и той и начались проблемы с крышей. Барону автоматически полагалась седьмая часть прибыли. Для этого с какой-то периодичностью показывали свою бухгалтерию Роу, как казначею. 'Полушка' тоже проходила эту процедуру и вот каждый раз тот натыкался на эти отметки и требовал их расшифровать. Упрямая старуха отказывалась, отговариваясь, что к деньгам они не имеют никого отношения. С другой бы конфликт бы уже закончился перерезанной глоткой, но тут ни почему-то пасовали. Но от удовольствия потроллить бордель казначей отказать себе не мог. Поэтому постоянно посылал своих подчиненных, чтобы они проверили, сколько действительно приносят клиенты. В этот раз на Орлова просто пал слепой жребий, да и Старый поспособствовал. Его интересовало с кем хозяйка встречается.
  Так вот из той толпы, которая приходила в 'Полушку' и удостаивалась долгой беседой с мамочкой борделя, попаданец сразу обратил внимание на высокого и седого господина в мундире стражи. Только знаком различия были немного странные. Во время учебы вор довольно подробно рассказывал, какими бывают городские стражники и чем они отличаются. Вот только знакомили Орлова с рядовым уровнем. Этот стражник совсем не походил на того, кто будет патрулировать. Даже костюм его выделялся. Ткань как бы обычного для стражника цвета, но малозаметные, почти не видимые вензельки, давали понять, что ценник ее впечатлял. Александру даже показалось, что пуговицы у него чуть ли не позолоченные. Такого отношения к ним, как у знати в земном прошлом тут не было, но се же иногда он встречал на улице. Но попаданцу в глаза бросился даже не крутой прикид, как говорили на его прошлой родине, а бляха.
  Законов империи в интернате не давали, в воровской фабрике Орлов тоже нашел немного именно книг на ту тему. При этом почитать ему не позволили ни одну. Вот так вот. Но несколько простых понятий рассказывали и им. Например, о том, что все госслужащие в империи носят бляхи. Низшие ранги только во время работы, исполнения своих обязанностей, так сказать. У средних рангов все было еще серьезнее и носить их надо было везде, кроме дома. Что там на самом верху на дне города в точности не знали и Александр слышал разные версии. У стражника точно была бляха для средних рангов. Насколько он знал, таких стражников в Марэ было точно не больше пяти. Хотя бордели размещались специально как бы на границе Фабрики, но все равно, встретить в нем такую шишку было неожиданно. Поэтому в первый же доклад он сразу начал с него.
  - Давно это известно, - сразу разочаровал его Старый. - Ты мне лучше скажи обычная ли это мужская слабость или у этих визитов есть какое-то второе дно. Не знаешь? Вот то-то же! Если бы точно знать зачем господин инспектор Алерд туда ходит и с кем возможно встречается. Ладно, - он даже махнул рукой. - докладывай все подряд.
  Орлов вздохнул и начал рассказывать о других клиентах.
  
  5
  Вот примерно в такой учебе и учебной практики прошел год. Орлов быстро втянулся, научился даже примирятся со скукой, тем более что обнаружил на воровском базаре лавку, которая торговала украденными и запрещенными книгами. Ее владелец был просто безобразно тучен, так что помощь в уборки пыли с верхних полок пришлась очень кстати. За это он разрешал читать книги прямо в лавке. Правда делать это Александр мог недолго: в шесть его отпускали с ученичества, а в девять требовалось уже предстать перед Луиндером. Самое обидное было то, что их воспитатель не особенно переживал, что кто-то не явился на ужин, но вот на отбой, когда он их запирал в их помещениях, опаздывать было нельзя. В общем, попаданец втянулся.
  - У меня для тебя задание, - произнес он. - Надо убить одного человека.
  Орлов промолчал. Ни на секунду не усомнился, что это был именно приказ и в ответ можно только поинтересоваться кого и как именно требуется сделать. Вот только для него это оказалось совершенно неожиданным.
  - Скажу откровенно, это не просто убийство. Это твой пропуск в наш мир, в отряд избранных. У меня на тебя особенные планы, но ты должен доказать, что действительно созрел для этого.
  Александр снова промолчал. Видимо его повело его благополучное прошлое, в котором десятилетний мальчик и убийства пересекались редко.
  - Более того, - Старый продолжил. - Все твои товарищи, из перспективных, конечно, уже прошли инициацию. И выполнили похожее задание. Но для тебя я не мог подобрать абы кого. Тебе надо устранить настоящего врага нашего сообщества. Предателя, преступившего самые главные его законы
  И бла-бла-бла. Вот что Орлову ненравилось ни в местных ворах, ни в земных, так это пристрастье к пафосу. Старый рассказывал, какого монстра надо убить примерно минуты две. В общем, портрет был ужасным: грабитель, насильник, кровавый маньяк.
  - Ты почему молчишь? - наконец спросил Старый.
  - Как надо убить, - наконец, произнес Александр.
  Старый улыбнулся.
  - Мне нравится твой подход. Нам в общем-то все равно как именно ты это сделаешь. Главное, оставь метку. Тебе что-то нужно?
  - Яды из классной комнаты. Вернее, один яд.
  - О! Редкое в наше время решение. Мудро для мальчика. Ты молодец.
  Александр никакого удовлетворения от такой похвалы не почувствовал. Даже наоборот и вот именно тогда он решил, что убивать никого не будет. И даже решил, что можно сделать. Хотя бы попытаться. Он уже давно сдал один яд, который его учитель относил к малоэффективным. Из красного мха, перемолотого в пыль, после выпаривания, получается так называемый красный яд. Делать его быстро, вот только эффект от него довольно слабы. Он убивает только если достаточно большое его количество попадает в кровь. То есть лучше всего в вену. Попадая в желудок он вообще не опасен, так его ложками жрать надо. Царапины, открытые раны - опасны, но в большинстве своем приводят только к параличу. Особенно прикольно, если ткнуть отравленной спицей куда-то в районе позвоночника. Человека парализует. Сначала немного судороги, пена из-за рта, а потом паралич. Вот этим свойством он и решал воспользоваться. А еще он немного напоминал другой яд, который делают из желез одной странной змеи. То есть тоже красной, чуть другой оттенок, но Орлов решил в крайнем случае свалить все на то, что перепутал. Нервы, то да се
  Из Фабрики они вышли втроем: Старый, его молчаливый помощник и Орлов. Неизвестно, о чем думали резиденты воровского мира, а вот попаданец клял себя последними словами. Даже 'мудрость' прошлой жизни, а что не говори, но перед всеми остальными воспитанниками интерната, у него множество преимуществ: шестьдесят лет прошлой жизни и примерно столетия развития цивилизации. А все равно его сделали по банальной схеме: повяжут кровью.
  Отвели его к порту. За все время он бывал здесь раза четыре и каждый раз поражался. И что удивительно, это был далеко не главный порт. Тут была сосредоточена торговля с колониями на Черном Лепестке, а их было совсем немного. А независимых стран, которые тоже были бы способны направлять караваны не было вовсе. Тем не менее, в большой изогнутой бухте, которая напоминала Севастопольскую, только больше в полтора раза, в настоящее время стояло огромное количество кораблей. Они спускались с Медной горки, где находился район Фабрики и интерната, по улице Лютых ткачей. С нее был виден только кусочек порта, в основном только Малую купеческую гавань. Тут разрешалось ставить корабли, которыми владели или сами капитаны, или очень скромные коммерции (или компании по земному), то есть до пяти кораблей в составе. Как бы местный малый бизнес. Так вот кораблей в видимой части было не меньше сотни кораблей, и не одного одномачтового в прямой видимости. А ведь там, где располагались причалы средних и крупных коммерций, кораблей было еще больше. Все это поражало воображение Александра. Когда он раньше спускался в эту часть города и видел этот 'лес мачт' поражался. Он не сильно интересовался историей, но, наверное, на Земле было немного настолько крупных гаваней, а в Империи он был всего лишь седьмым по значению. Правда сегодня всего этого Орлов даже не заметил. Очнулся только внизу, у самой гавани, когда Старый остановился, а его помощниц больно дернул попаданца за волосы.
  - Не торопись! - произнес Старый. - Я сейчас проверю кое-что, а ты пока здесь постой.
  Ушел он на полчаса, вернулся довольный и сразу повел его в большую таверну. Как и все заведения в порту они были сделаны одному типа: большой зал внизу, разделенный стойкой на кухню и зал. Сделано было специально, чтобы посетители видели, как готовят им еду, поэтому блюда тут были простыми, дешевыми, но вполне съедобными. Обстановка тоже понятное дело самая простая, зато было очень и очень шумно. Старый с Орловым зашли и незаметно присели в углу, угрюмый помощник пошел к стойке, чтобы что-то взять выпить.
  - Вот твоя цель, слева. За столом прямо у стойки мужик с веселой шапкой. Справишься?
  - Прямо здесь? - спросил Александр.
  - Да где хочешь. Главное, до вечера успеть. Но только вряд ли он сегодня на прогулку выйдет, - и по-доброму так улыбнулся.
  Чувствуя какой-то подвох, Орлов сначала внимательно посмотрел на свой заказ. Немолодой, лет под пятьдесят мужик, потасканный жизнью, в простом сером камзоле и брюках из некрашеной ткани, то есть самой дешевой Смешной шапкой оказалась обычная треуголка Ну никак он не тянул на серьезную цель. Если до этого в Орлове еще теплилась надежда, что жертвой станет какой-то бывший вор-предатель, то сейчас эта надежда умерла. Скорее казалось, что его наставник просто выбрал самого безобидного в таверне.
  - Я пойду? - спросил Александр.
  - Сразу? - переспросил Старый. - Не будешь ждать?
  - Ждать? - удивился попаданец. - Чего?
  - Ну, когда будешь готов.
  - Я готов.
  - Иди тогда! Что тут болтаешь? - возмутился Старый. - Удачи.
  Орлов только плечами пожал. Иногда на его куратора нападало странная ворчливость. Сразу подходить к своей цели он не стал, прошвырнулся по большому залу. Получил несколько тычков и подзатыльников и даже перекинулся несколькими фразами с другим мальчиком. Среди посетителей детей на самом деле не было, но несколько ребят работали на подай-принеси. Так, зигзагами он приблизился к мужику. В двух метрах резко остановился. Нагнулся, как будто для того, чтобы поднять что-то с пола. Быстро достал спрятанную в рукаве спицу, воткнул ее в склянку с ядом прямо через пробку. Вставая, он как можно сильнее воткнул спину в филейную часть своей несчастной жертвы. Хотелось чуть повыше, но в последний момент подвела рука. Потянув за грузик, он тут же вытащил спицу и как ни в чем не бывало пошел дальше.
  Честно говоря, Орлов ждал что мужик, которого назначили ему в цели, вскрикнет. Яд был относительно сильным, но все же не мгновенным. Но за его спиной было подозрительно тихо. Захотелось оглянуться и с большим трудом он сдержал этот порыв. При этом детское тело его чуть не подвело и колени задрожали, Александр почувствовал, как его немного повело, но все же он вполне уверено дошел до стены и только тогда оглянулся. Мужик продолжал сидеть, как будто ничего не произошло. Орлов подумал секунду и решил вернуться за столик.
  Старый сидел уже со помощником и кружками пива. Он встретил Александра с немым вопросом на лице.
  - Не подействовало, - честно сказал Орлов и его тут же прижали к себе сотрудник Старого.
  Было скорее унизительно, чем больно, да и дышать стало сложнее. Сопротивляться Орлов не стал.
  - Мальчик, - чуть ли не прошипел Старый. - Ты же понимаешь, что твои уловки не сработают? Тебе придется действительно пойти и убить этого мужика. Или трупом будешь ты. Все просто.
  Александр только и смог просипеть в ответ:
  - Я не смогу. На него не подействовал яд. Честно.
  - Не рассказывай мне сказки. Иди и сделай то, что тебе поручили. Понятно?
  Последнее слово у него вышло даже чуть громче чем следовало и с соседнего столика на них подозрительно посмотрели. При этом Орлов обратил внимание, что там Старого узнали и побросав пиво и какую-то закуску стремительно исчезли из заведения.
  - Но действительно не действует.
  - Ты меня услышал.
  Орлова отпустили. Он оказался в странной ситуации. И тут у него банально снесло крышу. В глазах как будто что-то потемнело, его охватила какая-то странная и совершенно неестественная для него ярость. Все жизнь он был довольно спокойным человеком и это помогало ему в жизни и бизнесе. Женщины только не всегда это понимали. Требовали какого взрыва чувств. Тогда он не понимал до конца, что от него хотят. А вот после того умопомрачения в таверне, может быть и смог бы договорится. Попаданец развернулся и пошел к своей цели. По пути, только забрал нож с какого-то стола, за что получил гневный крик вослед. Не обращая на это никакого внимания, он снова приблизился к цели. В этот раз шел напрямую и с какой-то непонятной легкостью. Мужик все также продолжал сидеть и медленно пить пиво, когда Орлов подскочил к нему и всадил нож в предплечье. Изначально хотел в спину, но в последний момент все же отвел руку. Мужик даже не дернулся. Орлов развернулся и с вызовом посмотрел на своего куратора-хозяина, как бы говоря: 'Видите, не срабатывает'. И тут с ужасом понял, что за его маневрами наблюдает не только Старый, а почти ползала. Неизвестно, как бы попаданец повел себя дальше, но в этот момент его жертва скрипнула стулом и встала. Стало вдруг очень тихо.
  - Мертвяк, - сказал кто-то и дальше все завертелось.
  Орлов еще попытался обернуться, чтобы посмотреть на раненного им мужика, как получил солидный пинок в спину и буквально улетел под стол. Как при этом он не расшибся об него - большая загадка. А так он довольно быстро пришел в себя, за несколько секунд поборол тошноту и осторожно выглянул. В таверне царил откровенный хаос. Часть ее посетителей рванули наружу, а часть наоборот из-за всех сил пыталась прорваться к стойке. Таким, надо признать, было откровенно меньшинство. Александр не очень понимал по какой причине люди спешат поучаствовать в мясорубке. Действия убегающих были понятнее: спасти свою жизнь - вполне достойное желание. В любом случае, столкновение этих двух потоков привело только в еще большей сумятице, в которой несостоявшееся жертва попаданца чувствовала себя довольно комфортно, то есть мужик бил всех, до кого мог дотянуться, а тем, кто стоял слишком далеко, кидало различные 'подарки'. Табуретки, тарелки, бутылки летели в незадачливых посетителей. Мертвяк бросал их с нечеловеческой силой, так что даже самые легкие предметы сбивали с ног. И хотя точность у него была посредственной, да и двигался он не очень быстро, почти каждый бросок заканчивался попаданием. Слишком уж скученно все находились. При этом, когда кто-то догадался в ответ тоже запустить бутылку, то мертвяк только головой покачал.
  Наблюдательная позиция у Александра оказалась не очень удачной. Мертвяк его заметил. Буквально секунду он смотрел на него, а потом сделал несколько шагов и отшвырнул стол, под которым прятался Орлов. Естественно, тот не стал ждать пока его растопчут, а экстренно перекатился под соседний стол. К сожалению, маневр только частично можно было признать успешным. Мертвец грохнул ногой, по тому месту, где секунду назад лежал мальчик, да еще и с такой силой, что доски захрипели, как живые. И в ту же секунду, одним взмахом руки снес стол, куда уполз Орлов.
  Последующие пять минут, показались попаданцу самыми долгими за обе его жизни. Он, словно уж, ползал по полу, а мертвец над ним топал ногами, бил руками, пытался ухватить Александра кривыми пальцами. Постепенно, несмотря на холодный взрослый ум, он начал паниковать. Преследователь не унимался, действовал с какой-то яростной методичностью, загоняя его в угол. Орлов довольно успешно из ловушек ускользал, но с каждым разом делал это все менее и менее уверенно. Ему становилось ясно, что он устает, тренировки, которые ему давали в фабрике, явно не сделали из него настоящего бойца. Вооруженного вора, может быть Но сейчас вот эту самую минут требовались простая выносливость, а вот ее как раз не хватало. Он даже пообещал себе в какое-то мгновение налечь на тренировки.
  Впрочем, оказалось, что эти его маневры помогли другим участникам заварушки. Пока мертвяк отвлекся на Орлова, таверна отчистилась от всех, кто хотел ее поскорее покинуть. И, наоборот, самый боевитые смогли подобраться ближе. В результате, когда Александр особенно неудачно обползал упавший стул и просто физически почувствовал, как рука мертвяка просвистела в нескольких миллиметрах от его ноги, прозвучало выстрел. Мертвяк что-то прорычал, но еще один выстрел заставил его замолчать. Не в том смысле, что убил, нет. Но превратил его лицо в какое-то месиво. Попаданец на всякий случай отполз подальше. Так, чтобы как минимум два стала были между ним и потенциальной опасностью. И только после этого выглянул.
  Первым делом Орлов посмотрел на местного зомби. Тогда-то он и увидел превращенное в тесто лицо. Что интересно, третий выстрел, который не пришлось долго ждать, снова закончился попаданием пули в лицо. Ослепший монстр бестолково замахал руками и в этот момент на него накинулись смельчаки. Стрелявший был не дураком и буквально ослепил мертвеца.
  - Эффективная тактика, - сделал себе зарубку Александр.
  Действительно, почему-то в земных фильмах о зомби герои старательно не стреляют в голову, а если все же попадут случайно, то как-то касательно. А ведь даже труп должен как-то получать информацию о мире. Человеческие органы чувств - это единственное, чем он может воспользоваться. Логично это предположить, правда? И также логичным кажется идея лишить его их, сделав абсолютно беспомощным. Орлов заинтересовался стрелком, поэтом оглянулся назад, несмотря на не исчезнувшую пока опасность.
  Стрелком был молодой совсем парень, не старше двадцати пяти лет, блондин, длинноволосый, подкаченный, в синем камзоле и такого же цвета рейтузами. Первое что бросилось в глаза - он был вооружен легким палашом, который тут традиционно использовали для абордажей и коротких штурмов, и тем самым пистолем. Палаши на боку встречался в приморском городе достаточно часто. Нет, сами горожане с мечами ходили редко, в обычной жизни даже стилет мешает, а преступность тут бы заточена скорее под кражи, чем грабежи, ходить по улицам было относительно безопасно для жизни, но не для кошелька. Но если гражданин империи достаточно богатый, чтобы купить себе оружие выходил 'в люди', но оружие обязательно с собой брал, благо никаких ограничений на ношение даже для абсолютно бесправных зависимых работников тут не было. А вот пистоль откровенно бросался в глаза. Если форма сама по себе немного напоминало тот, что мог оказаться в руке Д'Артаньяна или любого его современника, если исключить, конечно, барабан, как в револьвере и оптический прицел, по крайней мере, именно его напоминала трубка.
  - Чертов стимпанк, - пробормотал Орлов и снова вернулся к мертвяку.
  Собравшиеся в таверне к этому времени уже повалили его на пол и приступили к разборке. Командовать стал как раз и стал стрелок. Придавили к полу столами, из-за стойки принесли топор и начали рубить зомби на куски. Александр вроде не считал себя брезгливым, но решил этот процесс пропустить и выбраться наконец на улицу.
  - Постой малой! - услышал он уже почти у самого входа.
  С трудом поборов желание резко стартануть, повернулся. Тот самый молодой стрелок с какой-то непонятной ухмылкой смотрел на него, а потом неожиданно бросил какой-то сверток. Орлов поймал его на автомате.
  - Держи! Заслужил. Качественно отвлекал его на себя, - после этих слов в таверне все заржали.
  Некоторые совсем не добродушно. Заметив несколько задумчивых злых взглядов, Александр поспешил как можно быстрее покинуть таверну. Но не успел он сделать и десяти шагов, как молчаливый помощник Старого схватил его за плечо.
  - Что задержался? - тут же и сам Старый вырос рядом.
  - От мертвяка убегал, - хмуро произнес Орлов.
  - Успешно, я вижу, - и тут же схватил сверток. - А тут что?
  - Не знаю, - признался он. - Мужики, которые мертвяка завалили, дали. Сказали, за то, что приманкой побегал.
  Старый между тем сверток развернул. В нем оказалась рука. Отрубленная рука мертвеца по локоть.
  - А наш-то малыш с прибылью закончил свое приключение, - восхитился Старый и выругался.
  Орлов редко слышал от него ругательства. В процессе обучения, Старый мог нагнать страха даже не повышая голос. Так что попаданец сразу понял, что произошло нечто неординарное. Естественно, он сразу поинтересовался, чем же так хороша рука ожившего мертвеца.
  - Мертвяки не просто так появляются, - объяснял по дороге Старый. - Чаще всего их на черном лепестке делают, так когда-то давно открыли способ. Сейчас везде уже встречаются, но на Черном чаще всего. Там есть открытые озера живой воды. Больше такого в мире нет. Так вот. Чтобы сделать его в воду эту опустить надо. И продержать. Как минимум сутки. Чем дольше, тем качественнее получается. Хотя тоже свои условия есть. Чем дольше держать, тем эффективность падает. На два дня положить - в два раза круче станет. А если на четыре, то и в три раза не получиться. А еще трупы воду эту живую как впитывают в себя. И если потом их хорошенько вымочить, то в мертвая вода получается.
  - И зачем она нужна? - поинтересовался Орлов.
  - А много зачем. Как лекарство, вот, используют
  В общем, когда они все-таки вернулись на фабрику, руку Александру не вернули. Старый потом сказал, что барон забран и выдал ему две фаланги мизинца. Типа, премия.
  
  Глава 2. Бегство
  
  1
  После приключения в таверне, Орлов решил бежать. Нет, он и раньше собирался сваливать, но рассматривал это исключительно гипотетически, откладывая это событие на далекое будущее. То есть он не собирался до официального выпуска, который произойдет в пятнадцать лет, резко дергаться. По нескольким причинам. Так и осталось непонятным, что ему делать на улице? Чем заняться, где найти пропитание для начала? Что делать с меткой? Тут не было чипов и Большого Брата, который следит за тобой через миллион видеокамер, но система работала не хуже. Особенно, если технологии подменяла магия. В чертовой империи, которая по прихоти ошибки вселенского механизма стала родиной Александра, практически не было неучтенных людей. Весь простой люд ходил с нанесенной меткой. Она была как паспорт, да еще и с пропиской, семейным положением, видом деятельности и статусом. В принципе, люди были свободны. Ну, разве что кроме, денежных вассалов, а попаданцу предстояло стать именно им. Их жизнь больше напоминала крепостных. Остальные могли спокойно перемещаться по стране, радоваться жизнью и все такое. Вот захотел, например, поехать на другой конец метрополии? Бери деньги, оружие, чемодан и вперед. За исключением небольшой проблемки. Любой стражник может тебя остановить и поинтересоваться, что ты на этом 'другом конце' делаешь. Всегда можно ответить турист. Тебя похвалят, и занесут в дело. Ну, а как дальше работают спецслужбы объяснять не надо. Слишком часто катаешься? Откуда деньги? Подозрительно. Чем ты таким занимаешься. Законопослушного гражданина это касается мало. Но Орлов-то точно таким быть не сможет. Хотя бы потому что никто не даст ему закрыть долг перед императором, перекупленный бароном.
  Как выяснилось, палец мертвяка, который весел у него на шеи в активы он записывал рано. Официально в его личном счете ее отразили, как переданный будущим работодателем артефакт. Естественно, его долг тут же вырос на сорок золотых. Орлов, как только узнал даже побежал на Фабрику выяснять отношения. Остановили его только закрытые ворота: слишком рано было. Постояв немного перед ними, он развернулся и вернулся в класс с очень задумчивым выражением на лице. С ним же Александр вытерпел наказание за опоздание в виде пяти ударов линейкой. Ничего говорить старому он не стал, а решил делать ноги как можно быстрее.
  Старый план, понятное дело, никуда не годился, но ему в голову пришла новая идея. Если выбраться самостоятельно из кабалы не получается, надо искать покровителя. Влиятельную фигуру, которая бы могла прикрыть от владельца фабрики. Тем более что подходящая кандидатура у него была - инспектор Алерд. Конечно, совсем не идеальный выбор. Да и гарантии на честность никто не даст, но на подсознательному уровне он больше доверял представителю властей, чем откровенным бандитам. Впрочем, излишней доверчивостью он не тоже никогда не отличался. Для начала он решил за ним понаблюдать более внимательно.
  В очередной раз направленный в 'Полушку', Орлов не стал тупо сидеть за стенкой, а пошел общаться. Прежде всего, с другими детьми. Девочек в борделе было много. В принципе, их использовали как бесплатную неквалифицированную силу, самые маленькие убирали, стирали и так далее. Те, что постарше, работали чем-то воде официантов, разносили еду и напитки по номерам. Днем, когда клиентов было мало, они даже позволяли себе посидеть в закутке на кухне. Он подошел, поздоровался. В углу стояла лавка, но мест не было, там разместилось шесть девочек, еще трое сидели на чурбанах, которые лежали на полу. Орлов тоже сел на один из них.
  - Молодой господин желает развлечься? - профессионально потянула самая маленькая девочка, чем вызвала веселое хихиканье.
  - А то! Само собой. Скучно, - согласился Александр. - Только я не господин.
  - Ну как же не господин! - возразила рыженькая. - В денежной клетке работаешь.
  - Да! Вашего начальника сама Приала обслуживает.
  - Кто?
  - Ты что Приалу не знаешь? - ужаснулись все чуть ли не хором.
  - Да ей за ночь господа золотой платят! А иногда и два! - пояснила глубину невежества Орлова рыженькая.
  - А меня Алекс зовут, - немного невпопад произнес Орлов.
  - Мы знаем! - опять все вместе.
  Начали представляться. Самую маленькую, девятилетку, звали Ната, рыженькую - Ора, были еще Тиа, две Мрики, Крана и Хоя. В общем, обычный набор ничего не значащих имен у сирот. Две девочки только покраснели, а своего имени так и не сказали. Дальше пошло еще легче. Орлов рассказал несколько анекдотов и случаев из жизни интерната мальчиков, послушал истории из борделя. В общем потратил часик в свое удовольствие. Особо ничего не спрашивал. Потом в течение еще нескольких посещений с проверками он присматривался, пока не выбрал самую говорливую. Ей оказалась Ора. Самая бойкая и не пугливая.
  Интересовала Александра в общем-то мелочь. Надо было узнать, что за человек такой инспектор Алерд. Все же он видел его довольно редко и мельком. Собственно, он и слышал всего пару фраз. Явно недостаточно для психологического портрета. Даже для первого впечатления. Зато он здраво рассудил, что внутри, так сказать, коллектива разговоры идут. Разговорить девочку - это самый простой способ узнать, хотя бы часть необходимой информации. Может он вообще какой-то маньяк и извращенец, с которым глупо иметь дело? Только и подставлять девочку он не хотел. Поэтому придумал целую интригу.
  Орлов подошел к девочке, когда та отдыхала, спрятавшись за каким-то шкафом.
  - Привет, денежный мальчик, - тихо поприветствовала Ора.
  - Привет. Только я не буду сидеть в золотой клетке, - закину удочку Александр.
  - И куда же пойдешь?
  - В охотники за монстрами.
  - Да ну? - действительно удивилась девочка.
  - Считать деньги и вести книги слишком скучно. А вот разбираться с мертвяками Вот настоящее занятие.
  Ора посмотрела на него с сомнением.
  - А тебя возьмут?
  - А я уже на охоте был, - похвастался Александр.
  - Врешь! Охотники даже своих детей не берут в походы.
  - А вот и правда. Ты про мертвяка в Малой купеческой гавани слышала?
  - Ну! Это самое крутое, что произошло в нашем городе, после весенней ярмарки!
  - Так вот! Я там был. И не просто был. Это за мной мертвяк гонялся.
  Пересказав свои приключения, Орлов постарался максимально приукрасить. Все события, которые уложились в какие-то пять-десять минут, он растянул на час. Убегать пришлось и по верхнему этажу, и по крыше. В общем подключил фантазию. Ора сидела с открытым ртом. Но в конце все же выдала:
  - Все равно врешь!
  И вот тут-то настал его звездный час. Он гордо полез в карман и вытащил палец зомби.
  - Вот!
  - Настоящий? - поразилась Ора.
  - Ну так! Моя доля. Мне вообще целую руку отдали. Я бы мог разбогатеть, - и вздохнул. - Ну или хотя бы долг закрыть.
  Ора тоже вздохнула. Видимо тоже переживая о своем долге.
  - И что случилось?
  - Стражники забрали, - закинул удочку Орлов.
  - Как? - девочка удивилась.
  - Подошли и забрали. Палец я только и смог оторвать. И ведь что обидно! Сами-то они в таверну и не совались. Стояли на улице, ждали, когда выйдет кто-то. Вот я и попался. И знаешь, что обидно?
  - Что?
  - Ведь и не пожалуешься никому.
  Ора открыла рот, чтобы что-то сказать. А затем медленно его закрыла.
  - Что? - спросил Александр.
  - Да нет, ничего
  Орлов от досады чуть не плюнул. 'Не клюнула', - только подумал и продолжил вешать ей на уши чушь.
  - Эти стражники, вот честно, гораздо хуже бандитов. Грабят, воруют, может и убивают. И сделать им ничего нельзя. Они же типа власть
  Оре как-то сразу резко стало скучно. Через минуты две, она срочно убежала 'работать работу', как любили говорить в бытность Орлова в первый раз молодым. Было немного обидно, но расстраиваться он не стал. Ора была самой перспективной, но не единственной говорушкой. Следующей он решил обработать Тиа. Он даже к ней подошел, но в тот момент, когда он рассказывал ей о своем храбром бегстве от мертвяка, кто-то потянул его за рукав. Александр повернулся и увидел Ору.
  - Кое-кто хочет с тобой поговорить, - прошептала она.
  Александр чуть не подпрыгнул. На самом деле, он рассчитывал вывести девочку на откровение, но никак не на какую-то встречу. Поэтому он, честно говоря, даже немного испугался, но решил играть до конца. Молча пошел за Орой и даже не стал ничем интересоваться. Привели его в кабинет Агни Хаали - местной хозяйки. Старушка встретила их грозным взглядом. По местной традиции она стояла за небольшой конторкой, окруженная шкафчиками.
  - Садитесь, молодой человек, - буквально пророкотала она.
  Вообще-то Александр видел старушку в нескольких ипостасях. С клиентами она всегда была очень мягкой и ласковой, просто такая милая и интеллигентная старушка. Все выслушает, расскажет о последних новостях, книгах и попутно без вазелина и лишней лести влезет в душу. Встречался ему раньше такой типаж - питерская бабушка. В общем, чувствовалась парода. Внутри своего заведения Хаали преображалась. Мегерой ее назвать было нельзя, она оставалась вежливой, но весьма грозной. Этакий капитан на корабле с женской командой. К тому же, словом умела припечатать не менее болезненно. Но была справедлива и даже вроде бы не наказывала никого розгами, как другие хозяйки. Наказывала материально, штрафуя. При этом платила она довольно хорошо по местным меркам и всем, даже интернатовским детям, которые тут как бы не работали, а приобретали специальность. Из-за последнего ее и подозревали у барона в левых доходах. Поэтому ее внутри борделя уважали и любили. Сейчас Орлов увидел ее в третьей маске, которую тут же назвал убийственной холодность. На любого местного мальчишку этого было достаточно, чтобы малость оробеть. Александр же особенно переживать не стал: сел спокойно на небольшой пуфик сразу около входа, кресло сразу напротив конторки решил проигнорировать. Хаали только брови вверх вскинула.
  - Ступай, - произнесла старушка, буквально за секунду меняя интонацию на более ласковую.
  Ора сразу же исчезла.
  - Ты рассказывал моей девочки какие-то небылицы - и снова холод, который промораживает.
  - Не знаю, о чем вы, госпожа, - пробормотал Орлов.
  Госпожой ее по местным правилам он мог не называть. Только дворяне в империи претендовали на особенное отношение. Всех остальных нужно было называть по фамилии рода, имени и даже по профессии. Господами же рабы называли своих хозяев. Ни первых, ни вторых как бы уже не было, но вот изредка используется. Вроде как для демонстрации максимально униженного положения.
  - О твоей эпической битве с мертвяком. В порту.
  - Ничего эпического. Так получилось.
  - Ну и расскажи мне, что там у тебя получилось, - и скривилась.
  Александр пожал плечами и снова пересказал о своем участие в разделке местного зомби. В этот раз он не стал сильно уж отклоняться от реальности, не совсем точно. Понятное дело о заказе Старого и вообще об его участии не сказал ни слова. Благо старушка несмотря на холодный взгляд и явно демонстрируемую недоверчивость, не стала спрашивать, а что он вообще делал в порту.
  - У тебя даже остался трофей - протянула Хаали, когда Орлов закончил.
  - Точно, - согласило он.
  - Покажешь?
  - Издалека. В руки не дам.
  - Не дашь? - старушка даже голос немного повысила.
  - Не дам. Поберегу.
  - Думаешь, в шкаф спрячу?
  Орлов промолчал.
  - Это потому что ногу в тебя стражники забрали, - и добавила, - по твоим словам?
  - Руку, - поправил Александр.
  Нет, конечно, он мог и не ловиться так глупо, но ведь он пока ребенок
  - Стражники забрали?
  - Ну что вы, госпожа! Какие стражники? Они поставлены, чтобы блюсти законы нашей великой империи. Не станут же они грабить ее граждан?
  Получилось не очень убедительно, но достаточно язвительно.
  - А доказать это как-то можешь? Хотя бы номер блях запомнил?
  - Кому, что? Не было никакого преступления. Да и почему я должен вам что-то доказывать?
  - А вдруг ты врешь?
  - Даже если вру. Вы их обслуживать не станете? Так не ходят простые стражники к вам.
  - Не скажешь мне? - грозно спросила владелица борделя.
  - При всем моем уважение
  - А мне расскажешь, - вдруг раздался голос сбоку.
  Орлов посмотрел направо и увидел инспектора Алерда. В том месте, где только что была глухая стена появилась небольшая дверь. Он спокойно вошел в кабинет и сразу же подошел к первому, так сказать официальному, входу в кабинет.
  - Не хочу, чтобы нам помешали, - щелкнул он замком.
  Откровенно говоря, Орлов занервничал. Он, конечно, считал себя очень умным, хитрым, с опытом руководящей работы, то есть манипулирование людьми владеет как бы на достаточно высоком уровне. Но вот на такое явление. Нет, где-то подсудно, когда пришла Ора, он решил, что его зовет как раз Алерд. Ну и уж точно, никак не ждал их совместного допроса мальчика из кассы местного воровского сообщества.
  - Ты рассказал интересную историю, - произнес Алерд, подвинул немного кресло и сел в него. - Самое удивительное, что практически правдивую. За мелкими деталями вполне допустимыми для твоего возраста. И тебе действительно руку. Я сам лично беседовал с молодым Йомером. Очень удачливый, надо сказать, специалист. Только вернулся из успешного набега. И почти уже дома снова заработал. Так вот. Он действительно выделил руку. Так сказать, за твою удачу и труд. И пока она нигде не всплыла. Не то, чтобы я специально ее разыскивал. Но и сдать ее официально можно в довольно ограниченном количестве мест.
  - И на фабрике воров следит? - не выдержал Орлов и вставил свои пять копеек.
  - И на фабрике. Я не могу тут все контролировать, это правда. Но узнать о подобном лоте сумею. Поэтому мне интересно, кто из моих людей решил начудить Поверь. Мне неинтересны тайны дядюшки Роу. По крайней мере, настолько сильно
  - А кто вы?
  Его собеседник засмеялся.
  - Я главный инспектор стражи.
  - Это важная должность?
  - Смотря как смотреть, - и пожал плечами. - Всего четвертая в провинции среди стражи. Но зато мое назначение подписывают в императорской канцелярии, а не во дворце наместника. И в случае необходимости арестовать могу и тех, кто выше меня.
  Инспектор Алерд улыбнулся выжидающе посмотрел на мальчика. Орлова расслабленная поза совсем не обманула. Хищник. Спокойный и уверенный в себе. Такой будет пережевывать медленно, не торопясь, с полностью безразличным выражением на лице.
  - А тайны Старого вас интересуют? - решился в конце концов Александр.
  Попаданец покосился немного на старушку Хаали. Та даже не дернулась.
  - Тайны бывшего маркиза Луаза? - инспектор задумался на мгновение. - А ты какое имеешь к нему отношения, мальчик? Как узнал только о нем?
  - Он мой наставник, - и вздохнул, даже не сильно играя.
  - А в кассовой клетке ты что делаешь?
  - Прикрытие. Учат меня другому.
  - Интересно было бы послушать. И кто у тебя тогда забрал руку мертвяка?
  - Старый и забрал, - не стал отпираться Орлов.
  - Хочешь ее вернуть?
  - Обидно получилось. Но ладно уж, чего там.
  - А что же тогда?
  - Выкупить мою карточку у интерната. И перевести куда угодно, только не к ворам и не во флот.
  - Какой добропорядочный мальчик. Выкупить можно. Это не проблема
  Орлов промолчал. Сейчас его долг перед государством и бароном не выглядел беспроблемным. Наоборот, сумма безбожно выросла, но объяснить все это
  - Вопрос в другом, - продолжил Алерд. - Что с этого буду иметь я? Ты мне должен предложить? Какой такой секрет?
  - Я не знаю. Что вас интересует?
  - Меня
  Орлов аж подался вперед. Если этот стражник не попросит ничего сложного - это реальный шанс выбраться из фабрики. Вот только продолжить он не успел. По двери забарабанили и Ора запричитала:
  - Тетушка Хаали, тетушка Хаали. Там барон. Злой и пьяный.
  
  2
  В кассе Орлова ждал Старый. Он быстро надавал подзатыльники, выговорил, что тот не сидит на месте и шепотом послал на базу. Александр спорить не стал: развернулся и побежал. Шел на базу он в расстроенных чувствах. Почему-то в этот раз он чувствовал себя не взрослым, умным и образованным человеком, а именно ребенком, чье тело уже давно привык считать своим. Он просто физически ощущал, что его сделали. Он хотел разузнать немного об инспекторе Алерде, чтобы понять можно ли с ним иметь дело, а на выходе он уже почти подписался на сотрудничество, но так и не понял, что это за человек. Вот стоит ли ему верить? Орлова извиняло только то, что хоть он и был связан с ФСБ и кое-что нахватался, но никогда в самой канторе на работал, оперативником не был, был исключительно технарем. А инспектор, судя по всему, был калачом тертым.
  В общем, в помещения Старого он ввалился в полной задумчивости. Там было пусто. Планировка подвала была немного странной. Сначала большая комната, которая почти всегда пустовала. Из нее вел коридор: слева была глухая стена, справа кабинеты. В конце коридора, ступеньки, которые вели вниз, всего где-то на полтора метра в землю, а коридор резко поворачивал вправо. Тут двери были с обеих сторон. Он уже заканчивался в большой комнате, откуда можно было попасть в допросную и несколько камер.
Источник: komitet2010.info

Ваш комментарий