Система законодательства тесты 23.05.2018 – Категория: Автомобильное право

Система законодательства

Законам должна быть присуща известная чистота.
Предназначенные для наказания людской злобы,
они должны сами обладать совершенной непорочностью.

Система законодательства

В теории права под системой законодательства принято понимать совокупность нормативных правовых актов различной юридической силы, которые исходя из необходимости решения стоящих перед государством задач обладают согласованностью действий и внутренним единством.

Вопрос о системе законодательства как совокупности нормативных правовых актов связан с классификацией и систематизацией правового материала в целях обеспечения его доступности и удобства пользования субъектами и права реализации.

Систематизация законодательства - это упорядочение, приведение действующих нормативных актов в единую, согласованную, целостную систему.

Под законодательством в широком смысле понимают совокупность законов и подзаконных актов. Законодательство по уровню юридической силы делится на законы, нормативные указы главы государства и другие. А по сферам регулирования общественных отношений - на гражданское, трудовое, семейное и другие.

Система законодательства выступает как результат, следствие систематизации, а также как органическое свойство законодательства.

Словари понятие "законодательство" определяют по-разному: как "общность и дух всех постановлений, законов страны"; "совокупность всех правовых норм, действующих в данном государстве"; "совокупность законов".

В то же время реализация органами прокуратуры одной из своих основных функций заключается в надзоре за законностью - законами и указами Президента России, имеющими силу закона. В комментарии к статье 21 ("Предмет надзора") Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" говорится о том, что прокурор осуществляет надзор только за исполнением всей системы действующих законов. В их число входят: "Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы; конституции, уставы и законы субъектов Российской Федерации".

Зарубежный опыт свидетельствует о следующем. Например, исходя из смысла содержания главы VII Конституции ФРГ ("Законодательство Федерации") под законодательством следует понимать совокупность нормативных правовых актов, принимаемых органами власти.

Конституция СССР г. ввела для законов и иных нормативных актов высших федеральных органов власти специальный термин, имевший родовое значение - "акты законодательства". В тексте ныне действующей Конституции Российской Федерации г. этот термин не применяется.

В теории права законодательство принято рассматривать в широком и узком смыслах. В первом случае законодательство понимается как внешняя форма объективного права, включающая в себя совокупность всех видов нормативных правовых актов, действующих в государстве.

Во втором - понятие законодательства сужается лишь до нормативных правовых актов Федерального Собрания Российской Федерации (ранее: Верховный Совет СССР), т.е. до законов.

На практике дело обстоит несколько иначе. Это можно объяснить тем, что правовое регулирование общественных отношений нельзя разорвать на части и рассматривать только на федеральном или только на местном уровнях. Оно опирается на весь комплекс правовых норм сверху донизу. От самых общих (законы) до самых конкретных (ведомственных или локальных нормативных актов). Здесь просматривается определенное противоречие между позицией общей теории права с конкретными правовыми науками и правовыми реалиями общественных отношений.

Широкое понимание термина "законодательство" - это то, что гораздо более жизненно и что действительно работает на практику. Мировой и отечественный опыт свидетельствуют о том, что развитие системы законодательства и системы права идет по пути их дальнейшей специализации, т.е. приобретает не только более предметный, но и обособленный характер. Нельзя не согласиться с точкой зрения С.Л. Зивса, справедливо считающего, что "любой ведомственный акт без каких-либо уточнений и оговорок к законодательству отнести нельзя".

Государственной Думой Российской Федерации на протяжении нескольких лет (с г.) планируется принятие Федерального закона "О нормативных правовых актах Российской Федерации", получившего название "закон о законах". В одном из проектов предлагался компромиссный, но, с нашей точки зрения, наиболее точный вариант трактовки термина "законодательство", отражающий не только федеративное устройство Российского государства, но и четко определяющий его предмет. В дальнейшем будем придерживаться следующих подходов.

Федеральное законодательство включает в себя Конституцию Российской Федерации, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти и международные договоры, участниками которых является Россия.

Законодательство субъектов Российской Федерации включает в себя конституции (уставы) субъектов Российской Федерации и иные нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также нормативные правовые акты органов местного самоуправления. С точки зрения соблюдения корректности научного подхода следует сразу оговориться о спорности включения в эту систему нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Однако эта проблема носит абстрактно-теоретический, но никак не практический характер.

Федеральное законодательство совместно с законодательством субъектов Российской Федерации составляют законодательство Российской Федерации.

Некоторые субъекты Федерации, не дожидаясь указаний из федерального центра, принимают собственные "законы о законах". В частности, такой закон принят в городе Москве. Он предназначен регулировать отношения, связанные с принятием законов города Москвы и постановлений Московской городской Думы. В нем даны дефиниции понятий законов города Москвы и постановлений Мосгордумы.

Например, Устав города Москвы (ст. 9) на конституционно-правовом уровне закрепил систему правовых актов города. Законодательство города Москвы в своей совокупности образуют только ее законы, включая обладающий высшей юридической силой Устав города. К правовым актам города как наиболее общему понятию, применяемому для определения любого принятого уполномоченным органом или должностным лицом акта, имеющего официальный характер и обязательную силу, отнесены: Устав города; иные законы; постановления Мосгордумы; договоры между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти города Москвы; соглашения между органами исполнительной власти Российской Федерации и органами исполнительной власти города Москвы; акты мэра и правительства Москвы, а также органов и должностных лиц исполнительной власти города "в установленных законом случаях".

В первом случае это "нормативные правовые акты города Москвы высшей юридической силы, принимаемые Московской городской Думой или жителями города Москвы на референдуме города Москвы и подписываемые Мэром Москвы" (п. 1 ст. 1).

Во втором - "правовые акты города Москвы организационно-распорядительного характера, принимаемые Московской городской Думой по вопросам ее компетенции и подписываемые Председателем Московской городской Думы" (п. 2 ст. 1).

Правовую систему Тамбовской области (выражение "законодательство" не употребляется) в соответствии с ее Уставом (ст. 12) составляют нормативные правовые акты различной юридической силы. К правовым актам, принимаемым областной Думой, отнесены (ст. 55): Устав области; законы области; постановления и иные нормативные правовые акты областной Думы.

Неоднозначность в подходе к этому понятию прослеживается и при анализе структуры журнала "Вестник законодательства Российской Федерации". Он содержит следующие разделы: законы Российской Федерации; решения палат Федерального Собрания; указы Президента России; постановления Конституционного Суда РФ; решения и постановления Правительства РФ.

Система законодательства, как и система права, носит объективный характер. Ее содержание, в конечном счете, определяется не только материальными и социальными условиями жизни общества. Одна из определяющих характеристик принадлежит характеристике сущности самого государства и задачам, которые оно решает на конкретном этапе исторического развития, а также роли мирового сообщества. Общая система законодательства выступает не только как результат, следствие систематизации, но и как органическое свойство законодательства. Особенностью формирования законодательства Российской Федерации, позволившей ей достичь достаточно высокой степени системности, является то, что оно создается на базе ранее принятых концепций, отражающих роль и место России в мировом сообществе, а также собственный и международный опыт в этой сфере. Например, для того, чтобы вступить во Всемирную торговую организацию (ВТО), Россия должна привести свое законодательство в соответствие с требованиями этой организации. Для этого потребуется принять заново или внести соответствующие изменения почти в 60 нормативных правовых актов.

Нормы законодательства с учетом системной взаимозависимости отражают разные уровни внутрисистемных связей. Их юридическая сила характеризует внутреннюю соотносимость не только нормативных правовых актов, но и создаваемой при этом системы специальных субъектов реализации и объема их полномочий.

В основе системы законодательства лежит нормативный правовой акт, оформляющий решение полномочного органа государства. Юридическая сила нормативного акта определяется тем, в какую внешнюю форму он облачен - прежде всего закона или какого-либо подзаконного акта. Система законодательных актов представляет собой иерархию по признаку внешней формы. В основе этой системы лежит иерархически важный акт - конституция государства. Система законодательства постоянно развивается. Законодательство должно быть внутренне согласованным, логичным. Это достигается с помощью систематизации.

Системность законодательства специалистами рассматривается не только как один из основных факторов повышения его качества и результативности воздействия на регулирование общественных отношений, но и как показатель качества законотворческой работы Федерального Собрания Российской Федерации. Общие упреки к качеству системы законодательства сводятся к следующим: бессистемность, внутренняя противоречивость, излишняя множественность нормативных правовых актов. Это же следует отнести и к характеристике системы чрезвычайного законодательства.

Изменения, происходящие в системе законодательства, обусловлены целым комплексом разнообразных факторов объективного и субъективного свойства. Не последнюю роль среди них играет трансформация системы права под влиянием процессов интеграции, дифференциации, а также расширения или сужения сферы правового регулирования. Изменения системы обычного и чрезвычайного законодательства можно наблюдать, хотя и в разных объемах, во всех трех ее структурных образованиях: иерархической, федеративной и отраслевой.

Право, являясь отражением жизненных реалий, находится в постоянном развитии. Государство посредством процесса нормотворчества отслеживает происходящие в обществе тенденции и с учетом собственных интересов придает им обязательный характер. Законодательство в силу своей непосредственной связи с практической деятельностью субъектов права более оперативно, нежели правовая система, путем установления обязательных правил поведения отражает постоянно происходящие процессы в общественной жизни.

В основе системы законодательства лежит нормативный правовой акт, оформляющий решение полномочного органа государства. К нормативному акту применено понятие внешней формы права. Юридическая сила нормативного акта определяется тем, в какую внешнюю форму он облачен прежде всего - закона или какого-либо подзаконного акта. Система законодательных актов представляет собой иерархию по признаку внешней формы. В основе этой системы лежит иерархически важный акт - конституция государства. Система законодательства постоянно развивается. Законодательство должно быть внутренне согласованным, логичным. Обеспечение согласованности правовых норм, устранение противоречащих друг другу и дублирующих нормативных правовых актов достигается с помощью систематизации законодательства.

Основным элементом системы законодательства является отрасль законодательства - системная совокупность нормативных правовых актов, регулирующих сферу сходных общественных отношений.

Существуют три основные формы систематизации законодательства: кодификация, инкорпорация и консолидация.

Кодификация - это наиболее совершенная форма систематизации законодательства, выражающаяся в подготовке обладающего системным характером нового комплексного (сводного) законодательного акта, предназначенного регулировать наиболее важные сферы общественных отношений на протяжении длительного времени. Виды кодификации: всеобщая, отраслевая и специальная (комплексная).

Инкорпорация - это форма систематизации законодательства посредством объединения нормативных актов определенного уровня (журналы, сборники) без внесения изменений в их содержание (за исключением внесенных законодателем изменений и дополнений) в определенном порядке (хронологическом, алфавитном, системно-предметном). Виды инкорпорации: официальная, официозная (полуофициальная) и неофициальная.

Консолидация - это форма систематизации законодательства, выражающаяся в объединении в единый документ блока законодательных актов, предназначенных регулировать определенный вид общественных отношений в логической последовательности без внесения изменений в их содержание.

Чрезвычайное законодательство в системе законодательства Российской Федерации

Общепризнанной является точка зрения о том, что каждому типу государства соответствует определенный тип права. Чем совершеннее государство, тем демократичнее его правовая система и наоборот. Говоря о национальных системах законодательства, следует отметить, что каждое государство одновременно имеет как бы две системы законодательства, рассчитанные на различные случаи жизни. Ведь одним из основных качеств законодательства (как и правовой системы) является его универсальность.

Первая система законодательства является основной и постоянно действующей. Она предназначена регулировать общественные отношения в повседневных условиях функционирования общества.

Вторая система законодательства - резервная, которая вводится и начинает действовать только при наступлении чрезвычайных ситуаций мирного или военного времени. По своей сути она является более жесткой. Может содержать в себе не только ужесточение мер юридической ответственности за совершаемые в это время правонарушения. Предусматривается ограничение и даже временный запрет на осуществление неотъемлемых прав и свобод, принадлежащих личности и отражаемых в текстах конституций. Государство с учетом создавшейся ситуации оставляет за собой право на введение подобных ограничений. Такие полномочия допускаются и нормами международного права.

Действия государства в этом случае могут быть сравнимы, конечно, с определенной долей условности, с действиями лиц, находящихся в состоянии крайней необходимости. Потому что посредством введения в действие специально принимаемых для рассматриваемых ситуаций нормативных актов вводятся определенные ограничения ряда конституционных полномочий, гарантированных в обычных условиях субъектам права - физическим и юридическим лицам. Это вынужденные меры, носящие временный характер и направленные на сохранение (защиту) не только самого государства, но и интересов личности и общества в целом.

Уместно вспомнить, что под крайней необходимостью в законодательстве Российской Федерации понимается состояние, когда субъект права, причиняя вред общественным отношениям определенного вида, одновременно предотвращает больший ущерб.

В ч. 1 ст. 39 Уголовного кодекса Российской Федерации также дано определение понятию "крайняя необходимость". "Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости".

Формирование крайней необходимости как правового института началось еще в глубокой древности. В трудах Аристотеля, Ульпиана, Цицерона и других выдающихся мыслителей она рассматривалась как столкновение интересов нескольких сторон, когда спасение одного из них было возможно только за счет другого. В последующем, под влиянием доктрины естественного права, в разработке проблемы крайней необходимости стали принимать участие не только юристы, но и философы. Одновременно с совершенствованием государственно-правового механизма более четкие границы и черты приобрел институт крайней необходимости, получивший свое закрепление в нормах международного права, а также в различных отраслях национальных правовых систем. Право на определяемый чрезвычайными обстоятельствами характер действий получили не только юридические и физические лица, но и само государство по отношению к тем, за кого оно несет ответственность, - личность и общество.

В современных условиях не всегда может служить доказательством добросовестности введение чрезвычайных мер ссылками на крайнюю необходимость. Сиракузские принципы толкования ограничений и отступлений от положений Международного пакта о гражданских и политических правах ( г.) определяют, что такие ограничения и отступления государства-участники могут применять "только в случаях исключительной и действительной или неминуемой опасности, которая угрожает жизни нации" и "только тогда, когда существуют достаточные гарантии и эффективные средства правовой защиты против злоупотреблений". Запрещается применение ограничений прав со ссылкой на угрозы национальной безопасности в качестве причины, если речь идет о предотвращении "только местной или относительно изолированной угрозы закону или порядку".

В обычных, повседневных условиях государство принимает и реализует законы, регламентирующие правила поведения, глубоко укоренившиеся в общественном сознании. Реализация чрезвычайного законодательства влечет за собой необходимость введения ограничительных мер на основные конституционные права и свободы, определяемые государством. В этом случае также можно говорить о соблюдении принципов демократии, но в более узком объеме, позволяющем сохранить незыблемость базисных институтов общества.

Парадигма чрезвычайного законодательства наиболее полно проявляется в определении целей его воздействия на общественные отношения. Таковыми для Российской Федерации являются установленные ограничительные меры временного характера, направленные на защиту "жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз" посредством:

Любой вид законодательства в процессе реализации основывается на определенных принципах, под которыми принято понимать "основное исходное положение, основная особенность, руководящее начало".

Институциональные принципы действия чрезвычайного законодательства нашли свое отражение в источниках его формирования, а именно текстах международных документов, Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов и федеральных законов. К ним следует отнести его заблаговременную разработку; законность; обоснованность; парламентский контроль; соблюдение баланса интересов личности, общества и государства; соответствие вводимых ограничений характеру и реальности угроз; временный характер действия; уведомление мирового сообщества и сопредельных государств о введении в действие чрезвычайного законодательства.

Функциональные принципы общего и предметно-специального характера определяются в процессе деятельности конкретных государственных структур по реализации чрезвычайного законодательства в рамках имеющейся компетенции. Они находят свое отражение, как правило, в законах и подзаконных нормативных правовых актах. Применение на практике конкретных принципов зависит от оснований ввода в действие конкретного вида чрезвычайного законодательства.

Право, являясь формой выражения законодательства, выполняет роль одежды, предназначенной защищать государство и тех, за кого оно отвечает (граждане, общество), от неблагоприятных воздействий. В зависимости от "метеорологических условий" государство примеряет ту или иную одежду. Наиболее комфортно ей в легких, демократических туалетах, но в запасе оно в обязательном порядке должно иметь и не всегда удобную, тяжеловатую, но необходимую для сохранения общественного здоровья одежду.

Особые правовые режимы, вводимые при наступлении ЧС различного вида на основе норм чрезвычайного законодательства, следует отнести к пограничной области права. Они наиболее четко, нежели иные правовые институты отражают социальную природу органов власти и сущность политического режима в государстве. Чрезвычайное законодательство, отражая универсальный характер права, может быть не только эффективным средством защиты конституционных прав и свобод субъектов права, но и мощным (но не всесильным) оружием насилия в руках государства. Чрезвычайное законодательство в большей степени, нежели обычное, отражает государственную идеологию, которая может быть как средство интеграции, консолидации общества. В то же время государственная идеология может насильно навязываться народу, а значит, и не быть приемлемой им.

Чрезвычайное законодательство, как и обычное, обладает системностью и иерархичностью. Первое качество заключается в том, что основным системообразующим фактором выступает его объект правового воздействия, которым являются интересы личности, общества и государства в чрезвычайных ситуациях. Кроме того, особенностью чрезвычайного законодательства является то, что его реализация осуществляется посредством выполнения определенных функций всеми ветвями власти на различных управленческих уровнях. В большей степени это относится к органам исполнительной власти. Среди них наибольшая нагрузка выпадает на:

  • МЧС РФ (в рамках выполнения мероприятий ГО, организации защиты населения от техногенных и природных аварий, организации выполнения вопросов мобилизационной подготовки);
  • министерство обороны (военное время, осуществление мероприятий по поддержанию режима военного положения, участие в контртеррористической операции);
  • МВД РФ (в силу его многопрофильности - борьба с преступностью, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, участие в выполнении мероприятий ГО, участие в контртеррористической операции, а также в обеспечении мероприятий по соблюдению положений особых правовых режимов чрезвычайного и военного положений и т.д.).

Иерархичность чрезвычайного законодательства выражается в том, что в качестве источников формирования выступают различные по юридической силе нормативные акты, образующие как бы пирамиду. Ее вершину занимают нормы международного права. В большей или меньшей степени разработанности каждое государство имеет собственную систему чрезвычайного законодательства, базирующуюся на историческом опыте своего развития с учетом национальных, идеологических, политических, культурных, классовых, религиозных и иных особенностей и традиций.

Нормы национального чрезвычайного законодательства отражают общие требования в этой сфере человеческого бытия, которые содержатся в нормах международного права. Особенно заметно такая зависимость стала проявляться после окончания Второй мировой войны ( - гг.). Возникновение ООН ( г.) и иных международных организаций (специализированных или континентальных) придало такому процессу упорядоченный и более предметный характер.

Например, комитет по санкциям Совета Безопасности (СБ) ООН ведет "черный список", в который включает международных террористов. 12 августа г. он своим решением внес в этот список Шамиля Басаева. Теперь ему запрещен въезд в другие страны, замораживаются личные счета и запрещается финансирование любой его деятельности. Это один из примеров консолидации усилий мирового сообщества в борьбе с терроризмом, являющимся в соответствии с чрезвычайным законодательством России одним из оснований введения в действие особого правового режима чрезвычайного положения.

Во избежание повторения трагических ошибок мировое сообщество пришло к необходимости разработки условий (критериев) применения государствами чрезвычайного законодательства. Их основные положения отражены в ныне действующем чрезвычайном законодательстве Российской Федерации.

С середины XX столетия международное право стало выполнять роль интегратора в процессе формирования национальных правовых систем. Оно создает "условия для все более активного использования "правовых образцов" других стран, гармонизации национальных законодательств и тесного переплетения национальных и "внешних" норм". По своей природе являясь преимущественно договорным, оно уделяет большое внимание процедуре заключения и выполнения международных договоров.

В современных условиях возможность введения в действие чрезвычайного законодательства, как было отмечено в докладе специального докладчика ООН Н. Кестье (Франция), представленном 27 июля г. 35 сессии Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств (Экономический и Социальный Совет ООН, Комиссия по правам человека), может быть совместима с демократическими принципами при выполнении следующих условий:

  • если такое законодательство принято до возникновения кризиса;
  • если оно содержит процедуры, предусматривающие предварительный и последующий контроль;
  • если предусматривается, что оно будет применяться как временная мера.

Заблаговременный характер разработки чрезвычайного законодательства выполняет одновременно несколько функций: политическую; психологическую; организационную; экономическую и т.д. Кроме того, это позволяет не только создать основы механизма его реализации, но и минимизировать в рассматриваемых условиях случаи возникновения применения права по аналогии. В основном это необходимо для норм административного и уголовного права, где аналогия закона запрещена.

Введение в действие чрезвычайного законодательства предполагает разработку механизма его реализации, содержащего процедурные и материальные гарантии. Он должен включать в себя основания введения; указание на должностное лицо или прав и свобод граждан, а также прав юридических лиц; перечень дополнительных обязанностей, возлагаемых на физических и юридических лиц; применительно к государствам с федеративным устройством - временные изменения в разграничении предметов ведения и полномочий между федеральным центром и субъектами федерации.

Конституция России, а если быть более точным, - ее отдельные статьи, отражающие различные стороны проблем чрезвычайных ситуаций, является первичным внутригосударственным источником формирования чрезвычайного законодательства. Они расположены практически во всех главах Конституции. Содержащиеся в них правовые предписания в зависимости от адресата изложены различными способами: императивными (запрет на создание чрезвычайных судов); управомочивающими (полномочия в рассматриваемой сфере Президента, Федерального Собрания и Правительства России); предписывающими (характер вводимых ограничений при ЧС).

В развитие конституционных положений и в целях их дальнейшей конкретизации приняты федеральные конституционные и федеральные законы ("О безопасности", "Об обороне", "О чрезвычайном положении", "О военном положении", "О гражданской обороне", "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" и т.д.), иные подзаконные нормативные акты (указы Президента, постановления Правительства, нормативные акты субъектов Федерации, нормативные акты федеральных органов исполнительной власти и т.д.).

На процесс формирования системы как обычного, так и чрезвычайного законодательства значительное влияние оказывает принадлежность государства к определенному виду правовой семьи.

В теории права соотношение категорий "система права" и "система законодательства", а также "право" и "законодательство" понимаются неодинаково. Авторы работ в области теории права, исследуя эту проблему, как правило, приходят к выводу, что эти категории однопорядковые, но не тождественные системы. Законодательство выступает формой выражения права.

Специфика права выражается в том, что это особое, обладающее объективными свойствами социальное явление. Право рассматривается как более широкая категория по отношению к законодательству. Такой подход обусловлен несколькими причинами.

Во-первых, процесс формирования права предполагает наличие у него нескольких источников: правовой обычай; нормотворчество самого государства; международные и внутригосударственные договоры, носящие нормативный характер; судебные или административные прецеденты.

Во-вторых, законодательство создается только самим государством, выражая волю законодателя. В свою очередь право носит более естественный характер. Основное его содержание, направленное на объективное регулирование общественных отношений, формируется еще до принятия нормативных актов.

Памятуя о необходимости полного и эффективного исполнения правовых предписаний, законодатель обязан учитывать ряд разнообразных условий: политических, идеологических, экономических, религиозных, социальных, - т.е. будущей "среды обитания" принимаемого нормативного правового акта.

Наука теории государства и права рассматривает государство и право в неразрывной взаимосвязи. Подобное условие необходимо соблюдать и при характеристике чрезвычайного законодательства. В соответствии с этим требованием и сформировавшимся подходом к классификации чрезвычайных ситуаций (ЧС), на которые государство обязано реагировать, в том числе и правовыми методами, чрезвычайное законодательство по периодам времени действия можно сгруппировать следующим образом:

  • чрезвычайное законодательство революционного периода (гражданская война);
  • чрезвычайное законодательство военного времени (состояние войны и военное положение);
  • чрезвычайное законодательство мирного времени (чрезвычайное положение и правовой режим проведения контртеррористической операции).

Правоотношения, возникающие в процессе действия чрезвычайного законодательства, регламентируются различными отраслями законодательства. Поэтому нормы чрезвычайного законодательства, в отличие от обычного, не имеют систематизированной формы. Они группируются в виде отдельных нормативных правовых актов (законы, указы), но в основном разбросаны по отраслям законодательства. Это позволяет сделать вывод о том, что чрезвычайное законодательство является составной частью обычного законодательства государства и имеет системный характер.

Необходимо отметить, что чрезвычайное законодательство имеет много общего с административным законодательством. В силу объема и многообразия регулируемых общественных отношений оно, по мнению ученых и практиков, также не поддается кодификации. Неоднократные попытки опровергнуть это оказывались неудачными. Как точно отметил Ю.П. Соловей, в Общеправовом классификаторе отраслей законодательства "административное законодательство" как самостоятельная отрасль отсутствует, будучи "разбросанным" по иным классификационным группам".

Сходство административного и чрезвычайного законодательства проявляется еще и в том, что их следует считать не отраслью, а комплексом законодательства. Среди ученых-правоведов по-прежнему отсутствует единство точек зрения на признание некоторых отраслей права комплексными (предпринимательское, хозяйственное, муниципальное). Противники этой точки зрения, по нашему мнению, достаточно обоснованно считают, что комплексным может быть только законодательство, отдельные нормы которого могут одновременно использоваться различными отраслями права.

Исследователи (Ю.А. Тихомиров, И.Л. Бачило) отмечают применительно к административному праву, что оно выступает "правоформирующей отраслью", оказывающей самое непосредственное влияние на развитие ряда отраслевых законодательств - финансовое, налоговое, муниципальное, земельное, экономическое, информационное и другие.

Формирование новой отрасли законодательства - не только достаточно сложный, но и исторически длительный и не всегда равномерный процесс. Основанием и причиной возникновения регуляторов общественных отношений, каковыми являются право и законодательство, всегда выступает потребность в них общества в целом. В общей теории права подобный подход получил название источника права в материальном смысле. Если рассматривать это явление более конкретно, то такой причиной считается наличие и реальное существование объектов, по поводу которых возникают определенные общественные отношения, а также формирование и реализация определенных видов социально значимой деятельности.

Активный нормотворческий процесс в Российской Федерации повлек за собой необходимость его систематизации и унификации банков данных правовой информации. В этих целях Указом Президента Российской Федерации от 16 декабря г. N был утвержден Общеправовой классификатор, включавший в себя 45 отраслей законодательства. На смену ему Указом Президента Российской Федерации от 15 марта г. N был принят классификатор правовых актов. Нормы чрезвычайного законодательства расположены в нем по следующим разделам:

Оборона - включает в себя 13 блоков, среди которых: организация обороны; управление обороной; мобилизационная подготовка; состояние войны; военное положение; мобилизация; гражданская оборона; территориальная оборона и т.д.

Безопасность и охрана правопорядка - включает в себя 8 блоков: общие положения; силы обеспечения безопасности (Совет Безопасности Российской Федерации, ФСБ, органы внешней разведки, органы пограничной службы, органы государственной охраны, органы налоговой полиции, органы внутренних дел); безопасность государства (охрана государственной границы, чрезвычайное положение, вооруженные конфликты немеждународного характера, государственная тайна, обеспечение безопасности объектов государственной охраны, внешняя разведка, контрразведка); безопасность общества (информационная, пожарная, промышленная, радиационная, санитарно-эпидемиологическая и экологическая безопасность); безопасность личности; средства обеспечения безопасности

Исторические факты свидетельствуют, что важную, а может, и определяющую роль в формировании системы законодательства, в том числе и чрезвычайного, играют политические режимы государства. Если обобщить высказываемые точки зрения, то под выражением "политический режим" следует понимать совокупность применения определенных форм и методов, используемых властными структурами (должностные лица и органы власти) в процессе реализации своих полномочий по управлению делами государства.

"На крутых поворотах", переживаемых обществом, наиболее часто используемой формой государственно-политического устройства является авторитарный (от латинского auctoritas - власть) режим. Как правило, он возникает в странах, где происходит замена общественного строя на противоположный по своему содержанию. Этот процесс сопровождается резкой поляризацией политических сил. Когда преодоление политических и экономических кризисов демократическими средствами становится невозможным, то в действие вступает чрезвычайное законодательство.

Возникновение, развитие и совершенствование чрезвычайного законодательства шли параллельно с процессом формирования обычного законодательства. Вначале это выражалось в виде отдельных статей, содержащих более строгие санкции за преступления, совершаемые в условиях чрезвычайных ситуаций. Идеологическим источником формирования законодательства такого вида выступали мировоззрения выдающихся мыслителей (Цицерон, Ш. Монтескье, В.М. Гессен), признающих необходимость выбора пути, связанного с временным ограничением прав и свобод ("набросить на свободу покрывало"), когда решается вопрос о спасении государства.

Уже на заре развития цивилизации человечество стало считать отягчающим вину обстоятельством совершение преступлений в условиях общественных бедствий. Подобные юридические конструкции применяются и в современном законодательстве. В законах царя Хаммурапи, правившего Вавилоном (XVIII в. до н. э.), это было сформулировано следующим образом: "Если в доме человека вспыхнет огонь и человек, пришедший тушить его, обратит свой взор на пожитки хозяина дома и возьмет себе что-нибудь из пожитков хозяина дома, то этого человека должно бросить в этот огонь".

Процесс зарождения чрезвычайного законодательства, имеющего обособленный, а значит, и более предметный характер, также насчитывает многовековую историю. Еще римские юристы отмечали, что "особое право - это то, которое введено властью, установившей его в отклонение от точного содержания (общих норм) для удовлетворения какой-нибудь потребности".

Формирование института чрезвычайного законодательства в государственно-правовом механизме большинства стран в виде принятия специальных законов относится к периоду их перехода от абсолютизма к конституционным монархиям. Первые законодательные акты о чрезвычайном положении были приняты: во Франции ( г.), в Пруссии ( г.), в Австрии ( г.), в Испании ( г.), в России ( г.).

Отметим основные черты чрезвычайного законодательства. Они заключаются в том, что чрезвычайное законодательство:

  • является составной частью обычного законодательства и базируется на нем;
  • обладает системным характером;
  • его содержание должно иметь направленность на защиту не только государства, но личности и общества;
  • более жесткий по отношению к обычному законодательству характер регулирования общественных отношений;
  • для позитивного поведения субъектов предпочтение отдается использованию мер запретительного характера, а не дозволениям;
  • в процессе реализации должно предусматривать, чтобы степень вводимых ограничений, основания и продолжительность контролировались не только самим государством, но и мировым сообществом;
  • при введении в действие предусматривает необходимость создания специальных органов управления или изменения полномочий у постоянно действующих;
  • по времени действия оно подразделяется на мирное и военное;
  • по продолжительности действия подразделяется на ограниченный законом срок (режим чрезвычайного положения); на срок окончания действия чрезвычайных обстоятельств, послуживших причиной введения в действие чрезвычайного законодательства (прекращение войны, достижение целей проводимой контртеррористической операции);
  • вводит ограничения, подразделяющиеся на комплексные, системные и отдельные.

Отмеченные выше основные черты чрезвычайного законодательства позволяют сформулировать определения ряда дефиниций и сделать характеризующие их выводы.

1. Под теорией чрезвычайного законодательства Российской Федерации следует понимать совокупность научно обоснованных взглядов на его структуру, сущность, принципы и пути развития; государственно-правовой механизм его реализации, направленный на осуществление защиты интересов личности, общества и государства присущими ему формами и методами с учетом складывающихся обстоятельств; его роль и место в системе обычного законодательства.

2. Чрезвычайное законодательство Российской Федерации представляет собой совокупность нормативных правовых актов различной юридической силы, обладающую внутренним организационным единством и системным характером, являющуюся составной частью системы действующего законодательства государства, основывающуюся на соответствии нормам международного права, вступающую в юридическую силу на определенный срок при наступлении чрезвычайных ситуаций мирного или военного времени и предусматривающую возможность ограничения конституционных прав и свобод определенного вида субъектов права.

3. Субъектами правоотношений, возникающих на основе действия норм чрезвычайного законодательства, являются индивиды (граждане) и организации, способные по своим качествам быть "носителями субъективных прав и обязанностей". К физическим лицам как субъектам рассматриваемых правоотношений относятся граждане Российской Федерации, а также находящиеся на ее территориииностранцы и лица без гражданства. Они должны обладать двумя качествами:

  • правовым статусом - закрепленными в законодательстве правами и обязанностями;
  • правосубъектностью, которая по международным нормам права неотделима от личности, носит всеобщий характер и гарантируется государством.

4. Объектом чрезвычайного законодательства выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе функционирования государственного механизма по обеспечению безопасности личности, общества и государства. В зависимости от видов и характера угроз они могут возникать практически во всех сферах жизнедеятельности общества.

Основными объектами правового воздействия чрезвычайного законодательства следует считать общественные отношения, возникающие в процессе реализации государством оборонной и правоохранительной функций. В то же время под его регулирующее воздействие подпадают и другие функции государства - экономические и социальные. Среди оснований введения в действие особого правового режима чрезвычайного положения законодатель указал и социальные конфликты.

Законодательство Российской Федерации предусматривает предоставление пострадавшим от воздействия чрезвычайных ситуаций гражданам определенных социальных внеочередных льгот. Например, "гражданам, утратившим единственное жилое помещение в городе Москве в связи с чрезвычайными ситуациями", жилые помещения, находящиеся в собственности города Москвы, наряду с другими категориями граждан (дети-сироты, дети-инвалиды, больные туберкулезом в открытой форме), предоставляются вне очереди (п. 3 ст. 1).

5. Предметом чрезвычайного законодательства являются виды чрезвычайных ситуаций, выступающие как угроза личности, обществу и государству; предупредительно-пресекательные меры, используемые государством; административно-правовые режимы, устанавливаемые на определенный период времени и рассматриваемые как один из основных способов защиты интересов личности, общества и государства от вредоносного воздействия.

6. Государство, являясь основным элементом политической системы общества, обязано иметь резервную законодательную систему, предназначенную для защиты провозглашенных конституционных прав и свобод субъектов права. Эта система должна носить легальный характер и разрабатываться заблаговременно в мирное время. Она предусматривает варианты усиления государственной власти и, в первую очередь, органов исполнительной власти.

7. Чрезвычайное законодательство должно содержать несколько видов законодательных актов, рассчитанных на реагирование различных по степени опасности для личности, общества и государства угроз. Вводя в действие адекватный угрозе вид чрезвычайного законодательства, государство определяет степень ограничения тех или иных свобод; срок действия вводимых ограничений; необходимость создания специальных органов власти для их реализации; формы контроля за их деятельностью.

Соотношение системы права с системой законодательства

В теории права соотношение категорий "система права" и "система законодательства", а также "право" и "законодательство" понимается неодинаково. Специфика права выражается в том, что это особое, обладающее объективными свойствами социальное явление. Право рассматривается как более широкая категория по отношению к законодательству. Такой подход обусловлен несколькими причинами.

Во-первых, процесс формирования права предполагает наличие у него нескольких источников: правовой обычай; нормотворчество самого государства; международные и внутригосударственные договоры, носящие нормативный характер; судебные или административные прецеденты.

Во-вторых, законодательство создается только самим государством, выражая волю законодателя. В свою очередь право носит более естественный характер. Основное его содержание, направленное на объективное регулирование общественных отношений, формируется еще до принятия нормативных актов.

В то же время, памятуя о необходимости полного и эффективного исполнения правовых предписаний, законодатель обязан учитывать ряд разнообразных условий: политических, идеологических, экономических, религиозных, социальных, т.е. будущей "среды обитания" принимаемого нормативного правового акта.

Процесс объединения в основных чертах национальных правовых систем, осуществляемый под регулирующим воздействием универсальных международных организаций (в первую очередь это ООН, Совет Европы и др.) повлек за собой унификацию и законодательства, рассчитанного на действие в обычных и кризисных ситуациях. Государствам предоставляется право введения конституционных ограничений и выбор силовых методов действия. С учетом степени применяемого насилия и допускаемых государством пределов силового воздействия роль международного права в их урегулировании пропорционально возрастает.

Наука теории государства и права рассматривает государство и право в неразрывной взаимосвязи. Подобное условие необходимо соблюдать и при характеристике чрезвычайного законодательства.

Система права и система законодательства не тождественны. Между ними имеются существенные различия и несовпадения, которые позволяют более предметно говорить об их относительной самостоятельности. В основе этой посылки лежат следующие черты.

Во-первых, первичным элементом системы права является норма, а первичным элементом системы законодательства выступает статья нормативного правового акта. Юридические нормы отраслей права - это строительный материал, из которого складывается та или иная конкретная отрасль законодательства. Но при построении каждой законодательной отрасли этот строительный материал может употребляться в разном наборе и в различном сочетании определенного нормативного акта. Вот почему отрасли законодательства не всегда совпадают с отраслями права и такое несовпадение двояко.

В одних случаях мы можем констатировать факт, что отрасль права есть, а отрасли законодательства нет (финансовое право, право на социальное обеспечение, сельскохозяйственное право и т.д.). Такие отрасли права не кодифицированы, а действующий в этой сфере нормативный материал разбросан по различным правовым актам, нуждающимся в унификации.

Не исключена и обратная ситуация, при которой отрасль законодательства существует без отрасли права (таможенное законодательство, Воздушный кодекс РСФСР и т.д.).

Может быть и идеальный вариант, когда отрасль права совпадает с отраслью законодательства (гражданское право, уголовное, трудовое, административное и т.д.). Такой вариант наиболее желателен, ибо сближение двух систем, их гармоничное развитие повышает эффективность функционирования всего правового механизма.

Имеются комплексные отрасли законодательства, которые возникли из сочетания норм административного, гражданского и некоторых других отраслей права. Важнейшим из них является хозяйственное законодательство.

Во-вторых, система законодательства по объему представленного в нем материала шире системы права, так как включает в свое содержание положения, которые в собственном смысле не могут быть отнесены к праву (различные программные положения, указания на цели и мотивы издания актов и т.п.).

В-третьих, в основе деления права на отрасли и институты лежит предмет и метод правового регулирования. Поэтому нормы отрасли права отличаются высокой степенью однородности. Отрасли же законодательства, регулируя определенные сферы государственной жизни, выделяются только по предмету регулирования и не имеют единого метода. Кроме того, предмет отрасли законодательства включает в себя весьма различные отношения, в связи с чем и отрасль законодательства не является столь однородной, как отрасль права.

В-четвертых, внутренняя структура системы права не совпадает с внутренней структурой системы законодательства. Вертикальная структура системы законодательства строится в соответствии с юридической силой нормативных правовых актов, компетенцией издающего их органа в системе субъектов нормотворчества. В этом плане система законодательства непосредственно отражает национально-государственное устройство Российской Федерации, в соответствии с которым ведется федеральное и республиканское законодательство.

Единство принципов распределения правотворческой компетенции между государственными органами на каждом из указанных уровней позволяет выделить два субординационных среза законодательства: акты органов законодательной власти, акты органов исполнительной власти. Вертикальная же структура права - это его деление на нормы, институты, отрасли и т.д.

В основе горизонтальной структуры законодательства лежат горизонтальные связи между элементами системы законодательства, обычно производные от характера взаимосвязей между составными частями предмета регулирования. При таком структурном раскладе отрасли законодательства не совпадают с отраслями права, и их число превышает число отраслей права.

В-пятых, если система права носит объективный характер, то система законодательства в большей степени подвержена субъективному фактору и зависит во многом от воли законодателя. Объективность системы права объясняется тем, что она обусловлена различными видами и сторонами общественных отношений. Субъективность законодательства относительна, так как она тоже в известных пределах детерминирована определенными объективными социально-экономическими процессами.

Развитие системы права и системы законодательства

Развитие рассматриваемых систем представляет собой сложный диалектический процесс, в котором подчас сталкиваются противоположные тенденции.

Процесс дифференциации правового регулирования проявляется прежде всего в разделении самой системы права на отрасли, подотрасли, институты и субституты. Именно эти процессы преобладали до х годов XX в. в развитии рассматриваемых систем нашей страны. Это привело, в частности, к появлению таких новых отраслей, как правосоциального обеспечения, которое отпочковалось от трудового права; бюджетное (финансовое) право, вычленившееся из административного, и др.

"Набор" отраслей права, приводимых в учебниках по теории права, совпадает далеко не во всем, как с точки зрения их наименования, так и количественно. Причин этому несколько.

Во-первых, далеко не всегда удается провести разграничения между отраслями и подотраслями права. Например, уголовно-исполнительное право, которое является как бы продолжением уголовного права, некоторые ученые считают подотраслью уголовного права. Однако, по мнению большинства специалистов, уголовно-исполнительное право - самостоятельная отрасль, имеющая свой предмет, своих субъектов, свой специфический метод регулирования: воспитание, поощрение в сочетании с методом власти и подчинения.

Во-вторых, обращающиеся к системе права исследователи и практики часто именуют отраслью права то, что в действительности является отраслью законодательства, и наоборот.

В-третьих (и, может быть, - это главное), в науке весьма распространены попытки искусственного привнесения в процессе структурирования системы права присущего ей на уровне отраслей и подотраслей признака комплексности. Так, "сельскохозяйственное право" (термин, употребляемый наукой и практикой) существует в виде обширного массива нормативных правовых актов, специализированных на регулировании отношений в аграрном секторе. Они включают в себя нормы ряда отраслей права: административного, финансового, гражданского, земельного, трудового. Условность наименования "сельскохозяйственное право" очевидна, так как не принято какие-то массивы законодательства именовать промышленным правом, торговым правом или коммерческим правом, хотя такие комплексы возможны.

Среди ученых-правоведов по-прежнему отсутствует единство точек зрения на признание некоторых отраслей права комплексными (предпринимательское, хозяйственное, муниципальное). Противники этой точки зрения, по нашему мнению, достаточно обоснованно считают, что комплексным может быть только законодательство, предназначенное регулировать определенные сферы общественных отношений. Их отдельные нормы могут одновременно использоваться различными отраслями права.

Процесс развития системы права происходит не только за счет уточнения и конкретизации имеющихся о ней научных выводов и представлений, но и по объективным причинам, вследствие изменений, которые претерпевают сами общественные отношения. Одни отрасли и институты утрачивают значение. И наоборот, появление новой сферы общественных отношений или усиление их значимости неизбежно влечет за собой создание новых структурных частей системы права. В современных условиях колхозное право утратило статус отрасли. Экологическое право, наоборот, из подотрасли земельного права превратилось в основной компонент системы права России.

Перераспределение сферы правового регулирования между отраслями права может быть связано также со становлением и развитием комплексных межотраслевых "пограничных" институтов, образующихся на стыке смежных однородных отраслей права, например гражданского и семейного, гражданского и трудового, административного и налогового и др. "Пограничные" институты характеризуются наличием между нормами отраслей права, образующими данный институт, подвижной предметно-регулятивной связи. Чаще всего эта связь проявляется в том, что на предмет одной отрасли права накладываются некоторые элементы метода правового регулирования другой отрасли, как это имеет место в институте возмещения вреда, причиненного жизни либо здоровью работника при исполнении им своих трудовых обязанностей.

Межотраслевые "пограничные" институты возникают также как следствие тесного смыкания и известного взаимодействия на определенном участке предметов регулирования смежных однородных отраслей права. В результате на границе указанных отраслей образуются зоны, регламентирующие единое по существу общественное отношение, обладающее, однако, в определенных своих частях оттенками, модификациями, обусловленными спецификой той или иной отрасли. Именно в результате такого взаимодействия образовались "пограничные", смежные с гражданским правом институты семейного права - совместная собственность супругов и брачный договор.

Основные тенденции развития системы законодательства России

Незнание закона есть грубая неосторожность

Изменения, происходящие в системе законодательства, обусловлены целым комплексом разнообразных факторов объективного и субъективного свойства. Не последнюю роль среди них играет трансформация системы права под влиянием процессов интеграции, дифференциации, а также расширения или сужения сферы правового регулирования. Изменения системы законодательства можно наблюдать, хотя и в разных объемах, во всех трех ее структурных образованиях: иерархической, федеративной и отраслевой.

В иерархической подсистеме на протяжении последнего десятилетия наблюдается дальнейшее увеличение множественности нормативных актов. В начале этого периода речь шла преимущественно о нежелательном увеличении в общем объеме действующих нормативных правовых актов удельного веса подзаконных актов, прежде всего ведомственных. Сейчас картина несколько иная.

По-прежнему недостаточно упорядочен вопрос о соотношении законов и указов, подзаконности последних и правеПрезидента РФ восполнять пробелы, имеющиеся, по его мнению, в законодательстве.

В федеративной структуре законодательства заметным явлением стал фактический отказ от такой формы федеральных законов по вопросам совместного ведения Федерации и регионов, как Основы законодательства. На их место приходят кодексы.

Не разрешен пока законодательно и существенный для построения и функционирования федеративной структуры законодательства вопрос о правовой природе соглашений между органами исполнительной власти РФ и ее субъектами по вопросам разграничения компетенции, число которых все время возрастает.

Сильное воздействие изменений, происходящих в системе права, испытывает отраслевая структура законодательства. Подобно системе права в системе законодательства можно одновременно зафиксировать проявление процессов и интеграции, и дифференциации. Под влиянием последних сформировались, например, такие отрасли и подотрасли законодательства, как избирательное законодательство, об охране здоровья, образовании, пенсионное и др. Все больший вес и значение приобретает чрезвычайное законодательство, введение которого в действие начинается с предотвращения чрезвычайных ситуаций. Если профилактика недостаточна, то ее воздействие направлено на пресечение и ликвидацию вредоносных последствий.

О значимости интеграционных процессов в системе законодательства можно судить по тому, в какой мере его эффективность зависит от завершенности процессов формирования тех или иных законодательных массивов (комплексов).

К общим тенденциям развития системы законодательства Российской Федерации необходимо отнести следующие:

  1. Устойчивая тенденция по приведению всего массива законодательства Российской Федерации в строгое соответствие с требованием норм Конституции Российской Федерации.
  2. Принятие последовательных мер, направленных на приведение норм законодательства субъектов Российской Федерации в соответствие требованиям, изложенным в федеральном законодательстве Российской Федерации.
  3. Формирование новых отраслей и комплексов законодательства, соответствующих задачам, стоящим перед Российской Федерацией. Этот процесс носит постоянный характер.
  4. Наполнение новым содержанием действующего законодательства Российской Федерации.

Общими тенденциями развития системы права Российской Федерации являются следующие:

  1. Постепенное изменение акцентов в соотношении "человек и право" в пользу человека с предоставлением ему реальных возможностей, провозглашаемых на конституционном уровне прав и свобод ("очеловечивание права").
  2. Децентрализация правового регулирования посредством более точного определения предметов ведения между субъектами Российской Федерации и федеральным центром, а также разработка правового механизма его реализации.
  3. Интеграция международного права в правовую систему Российской Федерации. Это влечет за собой необходимость приведения национальной правовой системы в соответствие с принципами и требованиями, содержащимися в нормах международных организаций.

Все более активное развитие рыночных отношений в России повлекло за собой необходимость совершенствования правовой регламентации действий субъектов этих отношений. Это повлекло за собой обособление корпоративного законодательства и придание ему системного характера. Процесс формирования относительно нового для России вида законодательства носит не всегда последовательный и логически поступательный характер. В целом он идет по следующим направлениям: формирование правового поля для участников рыночных отношений; предоставление им возможностей реализовать свои планы в экономической сфере; разработка системы мер юридического воздействия на лиц, нарушающих установление правила поведения.

На современном этапе специалистами выделяются две причины недостаточно эффективного развития корпоративного законодательства в России:

  1. Отсутствие в стране необходимой среды, включающей в себя наличие организаций, объединяющих независимых директоров, или выработка традиций коллегиального принятия решений.
  2. Снижение темпов судебных реформ в г. В силу значимости роли судебной власти этот фактор тормозит не только корпоративную реформу, но затрагивает и ряд других секторов общественной жизни.

По инициативе Правительства России в г. была разработана концепция развития корпоративного законодательства, которая своей направленностью имеет решение насущных проблем российского бизнеса. Например, нежелание большинства компаний быть "прозрачными" в своей деятельности приобрело массовый характер и является одним из препятствий дальнейшего привлечения инвестиций. На конец марта г. накопленный иностранный капитал в экономике России по данным Росстата составлял ,8 млрд. долл.

В мировой энергетической отрасли 12 российских компаний входят в список крупнейших компаний. Однако на открытом рынке продаются акции только четырех из них. В финансовой отрасли из 32 компаний, входящих в подобные списки, деятельность только одной носит публичный характер. В сфере потребительских товаров и услуг только 4 из 77 компаний соответствующего списка следует отнести к открытым.

Одним из показателей несовершенства корпоративного законодательства России являются силовые захваты (рейдерство) одной из сторон спорной собственности, или так называемые "корпоративные захваты". В МВД России на основе имеющихся материалов пришли к следующему выводу. "Фактически нет ни одного хозяйствующего субъекта, который мог бы чувствовать себя в полной безопасности. Рейдерским нападениям подвергаются как промышленные гиганты, так и научно-исследовательские институты, банки, предприятия малого и среднего бизнеса, розничная торговля, общественное питание, сфера услуг. И тенденции к сокращению захватов не наблюдается".

В г. в России был зафиксирован силовой захват. В г. - , а в г. - Для предотвращения подобных фактов в Москве была создана временная межведомственная рабочая группа ( г.). Рассмотрев около 80 эпизодов захвата, она способствовала тому, что в 45 случаях участникам корпоративных конфликтов удалось решить вопросы правовым путем.

В денежном эквиваленте объем спорных активов в г. составил около млрд. долл. В г. в производстве находилось уголовное дело (в суд было направлено 17 уголовных дел и вынесено 5 обвинительных приговоров), а в - (в суд было направлено 51 уголовное дело и вынесено 11 обвинительных приговоров).

Углубление рыночных отношений влечет за собой необходимость формирования новых отраслей законодательства, практическая надобность в которых не наблюдалась в рамках плановой экономики Советского Союза. Сейчас в основе этого лежат экономические факторы. Об экономических объемах российского рекламного рынка в и г. свидетельствует следующая таблица.

МедиасегментБюджет , млн. долл.Прирост , %Бюджет , млн. долл.Прирост , %
Телевидение - 31 - 30
Радио70 - 751550 - 5514
Пресса - 10 - 16
Наружная реклама - 24 - 39
Интернет2275--
Прочие8401542
Итого - 23 - 26

Источник: komitet2010.info

Ваш комментарий